Вы здесь

Статья 1209. Право, подлежащее применению к форме сделки

СТ 1209 ГК РФ

1. Форма сделки подчиняется праву страны, подлежащему применению к самой сделке. Однако сделка не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования права страны места совершения сделки к форме сделки. Совершенная за границей сделка, хотя бы одной из сторон которой выступает лицо, чьим личным законом является российское право, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права к форме сделки.

Правила, предусмотренные абзацем первым настоящего пункта, применяются и к форме доверенности.

При наличии обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 1212 настоящего Кодекса, к форме договора с участием потребителя по его выбору применяется право страны места жительства потребителя.

2. Если право страны места учреждения юридического лица содержит особые требования в отношении формы договора о создании юридического лица или сделки, связанной с осуществлением прав участника юридического лица, форма таких договора или сделки подчиняется праву этой страны.

3. Если сделка либо возникновение, переход, ограничение или прекращение прав по ней подлежит обязательной государственной регистрации в Российской Федерации, форма такой сделки подчиняется российскому праву.

4. Форма сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество, а в отношении недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, российскому праву.

Комментарий к Ст. 1209 Гражданского кодекса РФ

В соответствии с комментируемой статьей определяется право, подлежащее применению к форме сделки. Ранее подобные коллизионные нормы содержались в п. 1 ст. 165 Основ гражданского законодательства СССР и ст. 565 ГК РСФСР. Комментируемая статья Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ изложена полностью в новой редакции, о чем подробнее сказано ниже.

Часть 1 п. 1 комментируемой статьи в прежней (первоначальной) редакции устанавливала, что форма сделки подчиняется праву места ее совершения. При этом предусматривалось, что сделка, совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права. Такие же положения до введения в действие части третьей ГК РФ устанавливались частью 1 п. 1 ст. 165 Основ гражданского законодательства СССР (но в них говорилось о требованиях советского, а не российского права) и частью ст. 565 ГК РСФСР (но в них говорилось о требованиях законодательства Союза ССР и данного Кодекса, а не о требованиях российского права).

В условиях действия данных положений п. 2.6 разд. VIII Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации отмечено следующее: в комментируемой статье нашел проявление принцип альтернативного применения права разных стран путем признания достаточным соблюдения менее строгих требований касательно формы сделки одного из поименованных правопорядков (принцип favor negotii); в качестве таких правопорядков названы право места совершения сделки и российское право, если сделка совершена за границей; с учетом широко распространенного международного подхода предлагается использовать в качестве дополнительной альтернативной коллизионной привязки отсылку к праву, регулирующему существо обязательства (lex causae); такой подход уже закреплен в двусторонних договорах России с иностранными государствами о правовой помощи (в частности, с Болгарией, Венгрией, Вьетнамом, Кубой, Польшей).

С учетом этого в пояснительной записке к проекту Федерального закона N 47538-6 указано, что в отношении формы сделки предложено использовать в качестве общего правила альтернативную коллизионную привязку к праву, регулирующему существо обязательства; это позволяет, в частности, охватить единым правопорядком регулирование как прав и обязанностей сторон по сделке, так и ее формы.

Соответственно, в новой редакции ч. 1 п. 1 комментируемой статьи закреплены следующие положения: форма сделки подчиняется праву страны, подлежащему применению к самой сделке; однако сделка не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования права страны места совершения сделки к форме сделки; совершенная за границей сделка, хотя бы одной из сторон которой выступает лицо, чьим личным законом является российское право, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права к форме сделки.

При этом в т.ч. использованы подходы, использованные в следующих коллизионных нормах § 1 и 2 ст. 11 "Формальная действительность" Регламента ЕС о праве, применимом к договорным обязательствам ("Рим I"):

договор, заключенный между лицами, которые или представители которых в момент его заключения находятся в одной стране, является действительным по форме, если он отвечает условиям в отношении формы, предусмотренным правом, которое регулирует его по существу согласно данному Регламенту, или правом страны, где он был заключен (§ 1);

договор, заключенный между лицами, которые или представители которых в момент его заключения находятся в разных странах, является действительным по форме, если он отвечает условиям в отношении формы, предусмотренным правом, которое регулирует его по существу согласно данному Регламенту, или правом страны, где в момент его заключения находится любая из сторон или ее представитель, или правом страны, где в этот момент имела свое обычное место жительства любая из сторон (§ 2).

Часть 2 п. 1 комментируемой статьи распространяет действие правил ч. 1 данного пункта к форме доверенности. Такое же правило содержалось и в ч. 2 п. 1 комментируемой статьи в прежней редакции. До введения в действие части третьей ГК РФ соответствующее регулирование содержалось в следующих положениях п. 3 ст. 165 Основ гражданского законодательства СССР: форма и срок действия доверенности определяются по праву страны, где выдана доверенность; однако доверенность не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если последняя удовлетворяет требованиям советского права. Такие же положения содержались в ст. 566.1 ГК РСФСР, но в них вместо понятия "право" использовалось понятие "закон".

В российском праве требования к форме доверенности закреплены в ст. 185.1 "Удостоверение доверенности" части первой ГК РФ (статья введена Федеральным законом от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ), в соответствии с п. 1 которой доверенность на совершение сделок, требующих нотариальной формы, на подачу заявлений о государственной регистрации прав или сделок, а также на распоряжение зарегистрированными в государственных реестрах правами должна быть нотариально удостоверена, за исключением случаев, предусмотренных законом. Доверенностью согласно п. 1 ст. 185 данного Кодекса (в ред. Федерального закона от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ) признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу или другим лицам для представительства перед третьими лицами.

Пункт 2 комментируемой статьи содержал коллизионную норму о форме внешнеэкономической сделки, которой устанавливалось, что форма такой сделки, хотя бы одной из сторон которой является российское юридическое лицо, подчиняется независимо от места совершения этой сделки российскому праву. Эта норма подлежала применению и в тех случаях, когда хотя бы одной из сторон такой сделки выступает осуществляющее предпринимательскую деятельность физическое лицо, личным законом которого в соответствии со ст. 1195 комментируемого раздела является российское право. До введения в действие части третьей ГК РФ такое регулирование устанавливалось в ч. 2 п. 1 ст. 165 Основ гражданского законодательства СССР: форма внешнеэкономических сделок, совершаемых советскими юридическими лицами и гражданами, независимо от места совершения этих сделок определяется законодательством Союза ССР (это положение содержалось и в ч. 2 ст. 565 ГК РСФСР).

Данная коллизионная норма была призвана обеспечить соблюдение нормы п. 3 ст. 162 части первой ГК РФ, устанавливавшей, что несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет недействительность сделки. Как говорилось выше (см. коммент. к ст. 1192 Кодекса), указанная сверхимперативная норма п. 3 ст. 162 ГК РФ исключена, в связи с чем отпала необходимость в сохранении изложенной выше нормы п. 2 комментируемой статьи. Такое предложение излагалось в п. 2.7 разд. VIII Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации.

Вместе с тем авторами проекта Федерального закона N 47538-6 наряду с исключением упомянутой специальной односторонней коллизионной нормы, касающейся формы внешнеэкономических сделок, в целях поддержания сбалансированности регулирования предложено включить нормы, предусматривающие необходимость соблюдения в соответствующих случаях требований к форме сделок, предъявляемых правом страны места жительства потребителя, правом страны места учреждения юридического лица, а также российским правом, если сделка либо возникновение, переход, ограничение или прекращение прав по ней подлежит обязательной государственной регистрации в России.

Соответственно, Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ в новые редакции ч. 3 п. 1, п. 2 и 3 комментируемой статьи включены коллизионные нормы:

о форме договора с участием потребителя при наличии обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 1212 комментируемой главы. Эта норма предоставляет потребителю возможность выбрать право страны места жительства потребителя. В пункте, к которому сделана отсылка, понятие "потребитель" определено как физическое лицо, использующее, приобретающее или заказывающее либо имеющее намерение использовать, приобрести или заказать движимые вещи (работы, услуги) для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности (ч. 3 п. 1);

о форме договора о создании юридического лица или сделки, связанной с осуществлением прав участника юридического лица, в случае, когда право страны места учреждения юридического лица содержит особые требования в отношении формы таких договора или сделки. Привязка этой нормы отсылает к праву этой страны (п. 2);

о форме сделки в случае, когда возникновение, переход, ограничение или прекращение прав по ней подлежит обязательной государственной регистрации в России. Привязка этой нормы отсылает к российскому праву (п. 3).

В российском праве общие положения о государственной регистрации сделок содержатся в ст. 164 части первой ГК РФ (в ред. Федерального закона от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ): в случаях, если законом предусмотрена государственная регистрация сделок, правовые последствия сделки наступают после ее регистрации (п. 1); сделка, предусматривающая изменение условий зарегистрированной сделки, подлежит государственной регистрации (п. 2).

Пункт 4 комментируемой статьи содержит коллизионную норму о форме сделки в отношении недвижимого имущества. Привязка этой нормы отсылает к праву страны, где находится недвижимое имущество, а в случае, если недвижимое имущество внесено в государственный реестр в России, - к российскому праву. Точно такая же коллизионная норма устанавливалась в п. 3 данной статьи в прежней (первоначальной) редакции. До введения в действие части третьей ГК РФ соответствующая норма содержалась в ч. 3 п. 1 ст. 165 Основ гражданского законодательства СССР: форма сделок по поводу строений и другого недвижимого имущества, находящегося в СССР, подчиняется советскому праву. Таким же образом в ч. 3 ст. 565 ГК РСФСР устанавливалось, что форма сделок по поводу строений, находящихся в РСФСР, подчиняется законодательству Союза ССР и правилам данного Кодекса.

Подобное коллизионное регулирование закреплено в § 5 ст. 11 Регламента ЕС о праве, применимом к договорным обязательствам ("Рим I"), согласно которому, несмотря на положения § 1 - 4 данной статьи, любой договор, имеющий предметом вещное право на недвижимое имущество или аренду недвижимого имущества, подчиняется правилам в отношении формы, предусмотренным правом страны, где находится недвижимое имущество, если согласно этому праву: a) данные правила подлежат соблюдению независимо от места заключения договора и независимо от того, какое право регулирует его по существу, и b) от данных правил не разрешается отступать посредством соглашения.

В российском праве предусмотрена государственная регистрация недвижимости. Общие положения о такой регистрации закреплены в ст. 131 части первой ГК РФ, согласно п. 1 которой (в ред. Федерального закона от 29 июня 2004 г. N 58-ФЗ <74>) право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в Едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Там же указано, что регистрации подлежат: право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты, а также иные права в случаях, предусмотренных данным Кодексом и иными законами. Основным актом, регламентирующим государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, является Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" <75>.
--------------------------------
<74> СЗ РФ. 2004. N 27. Ст. 2711.

<75> СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3594.