Вы здесь

Комментарий к статье 317 Гражданского кодекса РФ

Статья 317. Валюта денежных обязательств

Комментарий к Ст. 317 ГК РФ:

1. Комментируемая статья разграничивает категории валюты долга (валюты, в которой обязательство выражено) и валюты платежа (валюты, в которой обязательство должно быть оплачено).

2. В качестве общего правила п. 1 комментируемой статьи устанавливает, что валютой долга должна выступать национальная валюта - рубль.

Вместе с тем п. 2 комментируемой статьи допускает исчисление суммы денежного обязательства в иностранной валюте, а также в условных денежных единицах. Таким образом, законодатель по общему правилу оставляет на усмотрение сторон возможность использования иностранной валюты в качестве валюты долга с тем, однако, условием, что валютой платежа по такому обязательству будет национальная валюта.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (495) 899-03-81 (Москва и МО)
8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

Законом могут устанавливаться исключения из этого правила. Так, п. 2 ст. 10 Закона о защите прав потребителей предписывает определение цены товаров (работ, услуг) исключительно в рублях.

3. В случае, когда в договоре денежное обязательство выражено в иностранной валюте без указания о его оплате в рублях, судебно-арбитражная практика рассматривает такое договорное условие как предусмотренное п. 2 комментируемой статьи, если только при толковании договора в соответствии с правилами ст. 431 ГК суд не придет к иному выводу (абз. 2 п. 3 письма ВАС N 70).

4. При использовании в качестве валюты долга иностранной валюты (условных денежных единиц) подлежащая уплате в рублях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты (условных денежных единиц) на день фактического платежа. Под официальным курсом понимается отношение (курс) этих валют (единиц) к рублю, устанавливаемое Банком России (см. Положение ЦБ РФ от 18 апреля 2006 г. N 286-П "Об установлении и опубликовании Центральным банком РФ официальных курсов иностранных валют по отношению к рублю" (Вестник Банка России. 2006. N 24)).

Если ЦБ не устанавливает курс иностранной валюты (условной денежной единицы) к рублю, должны использоваться данные о курсе этой валюты (единицы), устанавливаемом уполномоченным органом (банком) соответствующего государства или международной организацией к одной из иностранных валют (условных денежных единиц), котируемых ЦБ (п. 13 письма ВАС N 70).

5. На основании п. 2 комментируемой статьи стороны вправе своим соглашением установить собственный курс пересчета иностранной валюты (условной денежной единицы) как валюты долга в рубли или предусмотреть порядок (в том числе дату) определения такого курса.

При отсутствии такого соглашения, а равно в случае непредставления доказательств существования подобного специального курса и (или) порядка определения его размера подлежит применению официальный курс ЦБ.

6. Условие об оплате денежного обязательства в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте (условных денежных единицах), может быть установлено законом или соглашением сторон не только в договорных, но и во внедоговорных обязательствах (п. 7 письма ВАС N 70).

7. Иностранная валюта (условные денежные единицы) может использоваться не только в качестве валюты долга, но и как валюта платежа. Однако если к первому случаю закон относится достаточно лояльно, то в отношении второго устанавливает серьезные ограничения. В силу п. 3 комментируемой статьи такое использование допускается лишь в случаях, порядке и на условиях, которые определены законом или в установленном им порядке (см. ст. 140 и коммент. к ней).

Видимо, учитывая современные жизненные реалии, судебно-арбитражная практика пытается смягчить жесткость комментируемой нормы и валютного законодательства (даже в ущерб правилам формальной логики). Для случая, когда договором предусмотрено, что и валютой долга, и валютой платежа является иностранная валюта, однако в силу правил валютного законодательства данное обязательство не может быть исполнено в иностранной валюте, Президиум ВАС рекомендует арбитражным судам рассматривать такое договорное условие, как предусмотренное п. 2 комментируемой статьи, если только при толковании договора в соответствии с правилами ст. 431 ГК суд не придет к иному выводу (абз. 3 п. 3 письма ВАС N 70).

Кроме того, по мнению Президиума ВАС, признание недействительным условия договора, в котором денежное обязательство выражено в иностранной валюте, не влечет признания недействительным договора в целом, если можно предположить, что договор был бы заключен и без этого условия.

8. Практика судов общей юрисдикции по рассматриваемому вопросу достаточно своеобразна. Так, по одному из дел Судебная коллегия по гражданским делам ВС отказалась признать ничтожным договор займа в части суммы займа, выданной в иностранной валюте. При этом в качестве аргументации подобной позиции было указано следующее. Поскольку "действующим законодательством не исключается возможность нахождения в собственности граждан иностранной валюты и собственнику принадлежат право владения, пользования и распоряжения своим имуществом (ст. ст. 141, 209, 213 ГК РФ), при условии соблюдения предъявляемых к сделке требований производство расчетов в иностранной валюте либо указание в договоре на возможность расчетов таким способом само по себе не свидетельствует о ничтожности сделки" (Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 2002 г. (Бюллетень ВС. 2003. N 3)).

Приведенную мотивировку трудно комментировать. Безусловно, ненормальной является ситуация, при которой государство не принимает должных мер по обеспечению стабильности национальной валюты, что вынуждает субъектов гражданского права к использованию в качестве средства платежа иностранной валюты. Однако, преследуя благую цель легализации фактически существующих отношений, ВС вышел за пределы своей компетенции и, по сути, создал новую норму права.