Вы здесь

Комментарий к статье 235 Гражданского кодекса РФ

Статья 235. Основания прекращения права собственности

Комментарий к Ст. 235 ГК РФ:

1. Пункт 1 комментируемой статьи в общих чертах указывает основания прекращения права собственности по воле собственника, а также в силу объективных обстоятельств, которые не могут квалифицироваться как действия кого-либо, направленные на прекращение права собственности. Данная норма является отсылочной (см., в частности, коммент. к ст. ст. 217, 218, 223, 225, 226, 236 ГК РФ). Хотя содержащийся в ней перечень оснований прекращения права собственности сформулирован как исчерпывающий, в действительности он таковым не является. Например, в нем не поименованы такие способы прекращения права собственности, как возврат прежнему собственнику животного, сохранившего привязанность к нему (см. коммент. к ст. 231 ГК РФ) и отмена дарения (см. коммент. к ст. 578 ГК РФ).

Основанием прекращения права собственности, которое одновременно не является основанием возникновения этого права у другого лица, является упомянутая в п. 1 комментируемой статьи гибель (уничтожение) вещи, о чем уже шла речь в коммент. к ст. 209 ГК РФ. Можно встретить мнение о том, что уничтожение вещи в процессе ее потребления является осуществлением только правомочия пользования ею (т.е. не распоряжения), так как воля собственника направлена вовсе не на то, чтобы прекратить право собственности, а на то, чтобы извлечь из вещи ее полезные свойства (например, сожжение дров в камине). Однако квалификация действия как распоряжения зависит скорее от того, сохраняется ли в результате вещь у собственника, нежели от направленности воли собственника. До тех пор, пока вещь еще может быть использована по своему назначению, имеет место пользование; в момент необратимой утраты назначения происходит распоряжение путем уничтожения вещи. При этом, строго говоря, право собственности на материальные остатки уничтоженной вещи присутствует. Так, из ст. ст. 86, 89 ВК можно сделать вывод о том, что разрушенное воздушное судно является объектом права собственности, но это уже новое право на новый, изменившийся в своей сущности объект.

2. Статья 35 Конституции РФ определяет, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества может быть произведено при условии предварительного и равноценного возмещения. Норма п. 2 комментируемой статьи, отсылочная по своей форме, как раз и посвящена общему описанию случаев принудительного изъятия у собственника имущества, а также понятию приватизации (см. также коммент. к ст. 217 ГК РФ). Прекращение права собственности помимо воли собственника может рассматриваться в ряде случаев как санкция (см. коммент. к п. 3 ст. 220, п. 3 ст. 222, ст. ст. 237, 238, 240, 241, 243, 284, 285, 293, п. 2 ст. 578, 1252 ГК РФ); как способ обеспечения важнейших государственных и общественных интересов (см. коммент. к ст. ст. 239, 242, 243, 279 - 283 ГК РФ); как средство поддержания баланса конкурирующих частных интересов (см. коммент. к п. 4 ст. 252 ГК РФ).

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-58-61 (Москва и МО)
8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

Основания принудительного прекращения права собственности должны быть прямо и исчерпывающе предусмотрены федеральным законом, что следует как из общего принципа неприкосновенности собственности (п. 1 ст. 1 ГК РФ), так и прямого указания п. 2 комментируемой статьи.

3. Процесс принудительного обращения в государственную собственность имущества, принадлежащего физическим и юридическим лицам, именуется национализацией (абз. 10 п. 2 комментируемой статьи). Национализация производится на основании специального федерального закона с возмещением стоимости изъятого имущества и других убытков в порядке, установленном ст. 306 ГК РФ.

В большинстве капиталистических государств национализация крупнейших предприятий осуществлялась путем обмена акций на государственные ценные бумаги с фиксированным доходом. При этом выигрыш акционеров заключался в том, что они получали право вместо неопределенного и колеблющегося в периоды кризисов дивиденда требовать выплаты твердой суммы дохода, а государство выигрывало в том, что получало возможность влиять на принятие решений интересующим его предприятием. Таким способом осуществлялась, в частности, послевоенная национализация Английского банка, предприятий угольной промышленности и железнодорожных предприятий в Англии в период политики "тэтчеризма" (см. подробнее: Белов В.А. Национализация в российском гражданском праве: история и современность // Законодательство. 1999. N 2, 3).

В экономике и некоторых зарубежных правопорядках, например США, существует также понятие "ползучей экспроприации" (creeping expropriation), т.е. скрытой национализации, когда специального закона не принимается, однако создаются столь невыносимые условия для ведения бизнеса в конкретной стране, что инвесторы сами ищут возможность избавиться от своих активов в пользу государства.

В настоящее время специальный федеральный закон о национализации в России не принят (в 2005 г. Правительство РФ сняло соответствующий законопроект с рассмотрения в Государственной Думе РФ). Согласно ст. 35 Конституции принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено при условии не только равноценного, но и предварительного его возмещения. Поэтому Федеральное Собрание РФ, прежде чем будет принято окончательное решение о национализации, должно с помощью органов исполнительной власти заранее определить примерное количество собственников, имущество которых подвергнется национализации, общий размер компенсации и утвердить расходы на возмещение им убытков отдельной строкой в федеральном бюджете на предстоящий год.