Вы здесь

Комментарий к статье 173 Гражданского кодекса РФ

Статья 173. Недействительность сделки юридического лица, выходящей за пределы его правоспособности

Комментарий к Ст. 173 ГК РФ:

1. Содержание комментируемой статьи шире ее названия, поскольку ст. 173 распространяется не только на сделки, выходящие за пределы правоспособности юридического лица, но и на сделки, совершенные с нарушением установленного порядка лицензирования соответствующих видов деятельности.

Объединение в одной статье двух указанных составов недействительных сделок вызывает обоснованную критику в литературе. Действительно, между ними больше различий, чем общих моментов. В частности, если так называемые внеуставные сделки, подпадающие под действие ст. 173, нарушают интересы частных лиц, то сделки, совершенные без необходимой лицензии, противоречат прежде всего публичным интересам. Оправданность отнесения второго вида сделок к числу оспоримых вызывает большие сомнения. Тем не менее с позицией законодателя по этому вопросу приходится считаться.

2. Применительно к сделкам юридического лица, выходящим за пределы его правоспособности (внеуставные сделки), необходимо четко определить сферу применения ст. 173.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (495) 641-57-14 (Москва и МО)
8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

Как известно, правоспособность юридических лиц подразделяется на общую и специальную. При этом общей правоспособностью обладают все коммерческие организации (за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом), а специальную правоспособность имеют некоммерческие организации и некоторые виды коммерческих организаций (унитарные предприятия, коммерческие банки, страховые компании и т.д.).

Общая правоспособность, т.е. возможность юридического лица заниматься любыми не запрещенными законом видами деятельности, может быть добровольно сужена его учредителями путем введения соответствующих ограничений в устав или иные учредительные документы юридического лица. Если эти ограничения при совершении сделки оказываются нарушенными, данная сделка может быть оспорена на основании ст. 173, которая рассчитана именно на такую ситуацию.

Напротив, если внеуставную сделку совершит юридическое лицо, обладающее специальной правоспособностью, она признается недействительной на основании ст. 168 ГК РФ. Иными словами, данная сделка будет являться не оспоримой, а ничтожной.

Таким образом, комментируемая статья распространяется не на любые внеуставные сделки, а лишь на сделки юридических лиц, обладающих общей правоспособностью, которая, однако, определенно ограничена их учредительными документами.

3. Оценивая сделки юридического лица с позиций их соответствия предмету и целям его деятельности, определенным учредительными документами, следует избегать излишнего формализма, в частности подводить под ст. 173 любые сделки, формально не соответствующие учредительным документам. Так, едва ли смыслу закона будет отвечать признание недействительной сделки, направленной на обеспечение повседневных нужд юридического лица, хотя бы такая сделка формально выходила за рамки его правоспособности. Кроме того, в ст. 173 подчеркивается, что учредительные документы должны совершенно определенно ограничивать цели деятельности юридического лица. Поэтому всякие сомнения относительно соответствия сделки целям деятельности юридического лица должны толковаться в пользу законности сделки.

4. Ко второму виду сделок, предусмотренных ст. 173, относятся сделки, которые совершены в случаях, когда: а) лицензия вообще отсутствует; б) действие лицензии прекращено или приостановлено выдавшим ее органом; в) срок действия лицензии истек. При этом одно из этих обстоятельств должно иметь место на момент совершения сделки. Последующее получение лицензии не снимает вопрос о действительности сделки, совершенной в момент ее отсутствия. Напротив, наличие в момент заключения сделки лицензии, действие которой в последующем было прекращено, не позволяет квалифицировать сделку по ст. 173.

По смыслу закона и с учетом п. 3 ст. 23 ГК действие комментируемой статьи распространяется также на сделки граждан-предпринимателей в случаях, когда для занятия той или иной деятельностью необходима лицензия.

В случаях, когда по закону для занятия соответствующим видом деятельности требуется лицензия, но сам порядок и условия выдачи лицензии в нормативном порядке не определены (например, для деятельности коммерческих организаций в качестве финансового агента по договору финансирования под уступку денежного требования), ст. 173 применению не подлежит.

5. Хотя ст. 173 и не содержит указания на возможность наступления иных, кроме предусмотренных ею, последствий совершения сделки без лицензии (что является недостатком данной статьи), в ряде случаев такие последствия могут наступать.

Так, когда это прямо предусмотрено законом, сделка, заключенная лицом, не имеющим лицензии, признается ничтожной (см., например, абз. 2 п. 2 ст. 835 ГК РФ). Комментируемая статья не исключает также возможность возложения на сторону, виновную в признании сделки недействительной, обязанности по возмещению убытков, причиненных другой стороне сделки. Наконец, в исключительных случаях и с учетом фактических обстоятельств суд может отказать в признании сделки недействительной, несмотря на отсутствие лицензии, необходимой для ее совершения.

6. Для признания недействительными как сделок, выходящих за пределы правоспособности юридического лица, так и сделок, совершенных лицами, не имеющими соответствующей лицензии, недостаточно их объективного несоответствия требованиям закона. Помимо этого, требуется, чтобы другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о ее незаконности.

Несмотря на то что данное требование предъявляется к обоим видам сделок, в своей практической реализации применительно к внеуставным и безлицензионным сделкам оно существенно различается. По общему правилу участники гражданского оборота должны убедиться в правоспособности своего контрагента и в полномочиях тех лиц, которые ведут дела от его имени, но вовсе не обязаны знать об особенностях его правоспособности, в частности о том, что она ограничена его учредительными документами. Поэтому для признания внеуставной сделки недействительной требуется доказать, что другая сторона в сделке определенно знала о выходе своего контрагента за пределы его правоспособности, например знакомилась с его учредительными документами или была извещена об этом иным образом.

Напротив, о том, что для занятия теми или иными видами деятельности требуется лицензия, должны знать все участники гражданского оборота, поскольку все лицензируемые виды деятельности определены законом. При вступлении в договорные отношения с лицом, которое должно действовать на основании лицензии, любой осмотрительный участник гражданского оборота должен убедиться в наличии лицензии и имеет возможность проверить ее действительность. Если этого сделано не было, есть все основания полагать, что другая сторона в сделке знала о незаконности совершаемой ею сделки. Поэтому лишь в исключительных случаях, например тогда, когда она была введена в заблуждение или обманута контрагентом относительно наличия лицензии, сделка не может быть оспорена.

7. Правом оспаривания как внеуставных, так и безлицензионных сделок наделены лишь прямо названные в комментируемой статье лица, к числу которых отнесены: а) сами юридические лица, которые вышли за пределы своей правоспособности или действовали без лицензии; б) их учредители (участники); в) государственные органы, осуществляющие контроль или надзор за деятельностью юридических лиц. Никто другой, в том числе другая сторона в сделке, заявлять требование о недействительности сделки не может.

Данное положение закона не бесспорно, что опять-таки обусловлено неоправданностью объединения в комментируемой статье двух принципиально разных составов недействительных сделок. В частности, смыслу закона гораздо больше соответствовало бы наделение правом оспаривать внеуставные сделки лишь самих юридических лиц и их учредителей (участников), т.е. тех лиц, чьи интересы оказались нарушенными при совершении сделки.

Что касается государственных органов, осуществляющих контроль или надзор за деятельностью юридических лиц, то они обладать возможностью оспаривать внеуставные сделки не должны, поскольку в данном случае публичный интерес никак не затрагивается. Полномочия этих органов должны ограничиться возможностью оспаривать безлицензионные сделки, которые, напротив, не должны признаваться недействительными по требованию самих совершивших их лиц. Все эти проблемы могли быть решены при отнесении безлицензионных сделок к числу ничтожных.