Вы здесь

Комментарий к статье 1070 Гражданского кодекса РФ

Статья 1070. Ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда

Комментарий к Ст. 1070 ГК РФ:

1. Коммент. ст., как и ст. 1069 ГК РФ, посвящена ответственности за вред, причиненный актами власти. Однако в данном случае речь идет об актах особого рода, которые применяются правоохранительными органами и судами. Поскольку правила возмещения вреда, причиненного в указанной сфере, отличаются значительной спецификой, они как в ранее действовавшем законодательстве, так и сейчас урегулированы особо. В основном ст. 1070 воспроизводит положения ст. 447 ГК 1964 г., несмотря на единодушную критику их со стороны ученых. В настоящее время она нуждается в коренном пересмотре, поскольку в значительной степени "перекрыта" правилами гл. 18 "Реабилитация" УПК РФ, с принятием которого гарантии прав и законных интересов потерпевших значительно повышены. Шаг этот тем более знаменателен, поскольку его не сделали или не смогли сделать составители проекта ГК РФ.

2. Статья 1070 подразделяет незаконные акты власти правоохранительных органов и суда на три группы, устанавливая для каждой из них несовпадающие условия возмещения вреда. Во-первых, это акты власти, исчерпывающий перечень которых дан в п. 1. Ответственность за причиненный ими вред наступает независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Во-вторых, это иные незаконные акты власти правоохранительных органов (но не суда!), которые не подпадают под перечень, содержащийся в п. 1. Причиненный ими вред возмещается по правилам ст. 1069 ГК РФ, т.е. лишь при наличии вины соответствующих должностных лиц, которая в соответствии с общим правилом презюмируется.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (495) 899-03-81 (Москва и МО)
8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

В-третьих, это незаконные акты правосудия, не вошедшие в перечень п. 1 ст. 1070. В данном случае ответственность наступает, если только вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу. Конституционность этой нормы была подтверждена в целом Постановлением Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г. N 1-П (СЗ РФ. 2001. N 7. Ст. 700). При этом Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что под осуществлением правосудия в п. 2 ст. 1070 понимается "не все судопроизводство, а лишь та его часть, которая заключается в принятии актов судебной власти по разрешению подведомственных суду дел, т.е. судебных актов, разрешающих дело по существу (п. 4)... Вследствие этого положение о вине судьи, установленной приговором суда, не может служить препятствием для возмещения вреда, причиненного действиями (или бездействием) судьи в ходе осуществления гражданского судопроизводства, в случае если он издает незаконный акт (или проявляет противоправное бездействие) по вопросам, определяющим не материально-правовое (решение спора по существу), а процессуально-правовое положение сторон. В таких случаях, в том числе в случае противоправного деяния судьи, не выраженного в судебном акте (нарушение разумных сроков судебного разбирательства, иное грубое нарушение процедуры), его вина может быть установлена не только приговором суда, но и иным судебным решением (п. 5)".

Со вступлением в действие новых УПК и КоАП указанное подразделение незаконных актов правоохранительных органов и суда во многом утратило свое значение. В частности, согласно ст. 133 УПК правом на возмещение вреда, причем независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда, обладают любые лица, незаконно подвергнутые любым мерам процессуального принуждения, а также принудительным мерам медицинского характера в ходе производства по уголовному делу.

Данное мнение, судя по Определению от 4 декабря 2003 г. N 440-О "По жалобе гражданки Аликиной Татьяны Николаевны на нарушение ее конституционных прав пунктом 1 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации" (документ официально не опубликован), разделяется и Конституционным Судом РФ. В указанном Определении Конституционный Суд РФ еще раз подтвердил свою позицию, отраженную в Постановлении от 27 июня 2000 г. по делу о проверке конституционности положений ч. 1 ст. 47 и ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР, согласно которой применительно к обеспечению конституционных прав понятия "задержанный", "обвиняемый", "предъявление обвинения" должны толковаться в их конституционно-правовом смысле, а не в придаваемом им УПК РСФСР, и что в целях реализации конституционных прав граждан необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование.

Положение лица, задержанного в качестве подозреваемого и помещенного в условия изоляции, по своему правовому режиму, степени применяемых ограничений и претерпеваемых в связи с этим ущемлений тождественно положению лица, в отношении которого содержание под стражей избрано в качестве меры пресечения. Следовательно, и вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры, должен возмещаться государством в полном объеме независимо от вины соответствующих должностных лиц не только в прямо перечисленных в п. 1 ст. 1070 случаях, но и тогда, когда вред причиняется в результате незаконного применения в отношении гражданина такой меры процессуального принуждения, как задержание.

Сказанное лишний раз убеждает в необходимости решительного отказа от закрепления в коммент. ст. какого-либо перечня конкретных мер процессуального принуждения.

3. Непременным условием возникновения у потерпевшего права на возмещение вреда на основании ст. 1070 является прекращение уголовного или административного преследования по так называемым реабилитирующим основаниям (за отсутствием события преступления или административного правонарушения, за отсутствием в деянии состава преступления или административного правонарушения и т.п.). Напротив, прекращение преследования по иным основаниям (акт амнистии, истечение срока давности, недостижение возраста, с которого наступает ответственность, и др.) не является основанием для возмещения причиненного вреда.

4. Вред подлежит возмещению в полном объеме. Тот перечень имущественных потерь потерпевшего, который имеется в Положении о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, утв. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г., в настоящее время носит лишь примерный характер и к тому же в значительной степени "перекрыт" ст. 135 УПК РФ.

Что касается порядка и сроков обращения за возмещением вреда, то они определены гл. 18 УПК и сохраняющим силу Положением от 18 мая 1981 г. Последний акт, разумеется, применяется с учетом последующих изменений, связанных с возможностью обжаловать в суд любые решения, принятые в административном порядке.

Данные выводы подтверждены решением ВС от 5 апреля 2004 г. (РГ. 2004. 30 июня).

5. Пересмотру подлежит и ранее считавшееся незыблемым положение о том, что по ст. 1070 вред возмещается только гражданам. В соответствии со ст. 53 Конституции РФ истцами могут выступать и юридические лица, которым причинен вред незаконными актами правоохранительных органов и суда. Это подтверждает ст. 139 УПК, согласно которой причиненный юридическим лицам вред возмещается государством в полном объеме в порядке и сроки, установленные гл. 18 УПК.

Поэтому следует признать явно недостаточным внесенное 9 мая 2005 г. в п. 1 ст. 1070 дополнительное указание на то, что возмещению подлежит также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности. Данное дополнение является даже вредным, так как создает почву для рассуждений о том, что в иных случаях причинения вреда юридическому лицу незаконными действиями правоохранительных органов и суда он не подлежит возмещению.

6. Причиненный потерпевшим вред возмещается в настоящее время лишь за счет казны Российской Федерации, поскольку законом не предусмотрены случаи, когда вред возмещается за счет казны субъекта РФ или казны муниципального образования. О лицах, выступающих от имени казны, см. коммент. к ст. 1071 ГК РФ.