Вы здесь

Комментарий к статье 1029 Гражданского кодекса РФ

Статья 1029. Коммерческая субконцессия

Комментарий к Ст. 1029 ГК РФ:

1. Пользователь может заключать договоры субконцессии лишь с согласия правообладателя. Закон предполагает, что правообладатель должен не только выразить принципиальное одобрение на заключение таких договоров, но и согласовать их существенные условия (п. 1 коммент. ст.) в отличие, например, от согласия собственника на передачу имущества в субаренду (п. 2 ст. 615 ГК РФ).

Такое согласие (включая условия договора субконцессии) должно быть оформлено письменно и либо предоставляться в каждом конкретном случае (ad hoc vice), либо быть закреплено в договоре как рамочное согласие на заключение договоров субконцессии на определенных условиях.

Без согласия правообладателя пользователь также не вправе делегировать третьим лицам отдельные предоставленные ему исключительные права иным способом, в частности предоставлять сублицензии, вносить их в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных товариществ и обществ или паевого взноса в производственный кооператив и т.п.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-58-61 (Москва и МО)
8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

Предоставление в течение определенного срока оговоренного числа субконцессий может быть не только правом, но и обязанностью пользователя.

2. В договоре субконцессии пользователь выступает в роли вторичного правообладателя, а его контрагент - в роли вторичного пользователя. Предоставленные на основе субконцессии права производны от прав, полученных пользователем по основному договору. Права всех пользователей (независимо от того, являются ли они первичными или вторичными) производны от прав основного правообладателя. Их объем не может выходить за пределы прав, предоставленных пользователю по основному договору коммерческой концессии (см. п. 2 ст. 1027 ГК РФ). В частности, договор коммерческой субконцессии не может быть заключен на более длительный срок, чем договор коммерческой концессии. В противном случае вторичный правообладатель изначально не сможет выполнить обязанность по предоставлению вторичному пользователю прав на использование объектов интеллектуальной собственности (п. 1 ст. 1031 ГК РФ).

3. Договор субконцессии подлежит регистрации в федеральном органе исполнительной власти в области патентов и товарных знаков. Обязанность регистрации в этих органах по общему правилу лежит на пользователе по основному договору концессии (вторичном правообладателе), однако для ее осуществления может потребоваться организационное содействие основного (первичного) правообладателя, который обязан его оказать, так как дал согласие на заключение субдоговора.

4. Пункт 3 коммент. ст. защищает экономические интересы правообладателя, которому предоставляется возможность сохранить отношения с субконцессионерами при прекращении основного договора концессии. В таком случае происходит трансформация договора субконцессии в основной договор концессии.

Однако данное правило должно применяться с определенными оговорками. В частности, если инициатором расторжения основного договора коммерческой концессии выступил пользователь и основаниями такого расторжения стало изменение коммерческого обозначения правообладателя (ст. 1039 ГК РФ) или допущенные правообладателем нарушения обязательств по договору коммерческой концессии, которые затрагивают интересы субконцессионера, то субконцессионер вправе отказаться от трансформации договора субконцессии в основной договор. Проблематичным представляется также применение правила о трансформации договора субконцессии в основной договор при расторжении по инициативе правообладателя договора коммерческой концессии, заключенного без указания срока, при отсутствии нарушений со стороны пользователя.

5. К договору коммерческой субконцессии применяются предусмотренные гл. 54 ГК правила о договоре коммерческой концессии. Поэтому, если прекращение основного договора концессии вызвано прекращением принадлежащих правообладателю прав на товарный знак, знак обслуживания или коммерческое обозначение без замены их новыми аналогичными правами, прекращается и договор субконцессии. К отношениям сторон договора субконцессии применяются также правила гл. 54 ГК об условиях, правах и обязанностях сторон договора, основаниях и порядке его заключения, изменения и прекращения. Таким образом, по отношению к субконцессионерам пользователь выступает в роли правообладателя и, соответственно, несет все обязанности правообладателя. Представляется, однако, что для исполнения всех или части обязанностей пользователю необходимо заручиться поддержкой первоначального правообладателя. Это относится, в частности, к государственной регистрации договора субконцессии и оформлению сублицензий, поддержанию в силе правовой охраны предоставляемых по договору объектов интеллектуальной собственности, организации постоянного технического и консультативного содействия, включая содействие в обучении и повышении квалификации работников. Порядок осуществления основным (первоначальным) правообладателем этих функций целесообразно оговорить в документе, который закрепляет его согласие на заключение договора субконцессии.

6. Пункт 4 коммент. ст. является диспозитивным и может быть изменен договором. Пользователь несет субсидиарную ответственность за действия вторичных пользователей (субконцессионеров), которые причиняют ущерб правообладателю, хотя и не могут быть квалифицированы как нарушение обязанностей пользователя по договору коммерческой концессии (ряд комментаторов имеют другое мнение - см., например: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. 3-е изд. М., 1999. С. 621). В частности, вред может быть причинен раскрытием субконцессионером сведений, составляющих коммерческую тайну правообладателя, действиями, влекущими снижение привлекательности бренда правообладателя, наносящими ущерб его деловой репутации и стоимости или охраноспособности его торговых марок. Упречность поведения пользователя заключается в неосмотрительном выборе контрагента.

В отношении договорных обязательств самого концессионера по договору мастер-франчайзинга действуют общие правила об ответственности должника за действия лиц, на которых возложено исполнение обязательств (ст. 313 ГК РФ). Если пользователь полагается на субсидиарных пользователей в части исполнения своих обязательств по основному договору коммерческой концессии, например достижения минимального объема продаж, применяются правила ст. 403 ГК РФ. Такие же последствия возникают, когда субконцессионеры не исполняют своих обязательств по уплате вознаграждения. Если иное не предусмотрено договором, правообладатель вправе требовать уплаты пользователем вознаграждения по основному договору коммерческой концессии в полном объеме вне зависимости от того, собраны ли платежи с последующих уровней концессионной сети.

7. Франчайзинговая система может включать более двух уровней пользователей. К отношениям субконцессионера и его пользователей (субсубконцессионеров и т.д.) применяются правила о субконцессии.