Вы здесь

Комментарий к статье 827 Гражданского кодекса РФ

Статья 827. Ответственность клиента перед финансовым агентом

Комментарий к Ст. 827 ГК РФ:

1. Подобно общим правилам о цессии, п. 1 коммент. ст. предусматривает, что клиент (цедент) несет перед финансовым агентом (цессионарием) ответственность за действительность денежного требования, являющегося предметом уступки. Однако в отличие от положений ст. 390 ГК коммент. норма изложена диспозитивно, что дает сторонам возможность своим соглашением исключить или ограничить ответственность клиента за действительность уступаемого требования.

2. В доктрине уступаемое право признается действительным при одновременном наличии следующих условий: а) оно существует юридически и фактически; б) оно принадлежит цеденту; в) цедент управомочен на совершение уступки. Кроме того, общими правилами об ответственности за действительность уступаемого требования (ст. 390 ГК РФ) охватывается также ответственность цедента: за обременение уступаемого права любыми правами и притязаниями третьих лиц; наличие у должника возражений для защиты (например, о пропуске исковой давности, неисполнении встречного обязательства цедентом, зачете); изменение требования и договора, из которого оно вытекает, без согласия цессионария (см.: Новоселова Л.А. Комментарий к Обзору практики рассмотрения споров, связанных с уступкой требования // Вестник ВАС. 2008. N 1. С. 29 - 30; ст. 9.1.15 Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА; ст. 11:204 Принципов европейского договорного права).

3. Попытку законодателя определить в п. 2 коммент. ст. понятие действительного требования вряд ли можно признать удачной.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (495) 150-27-42 (Москва и МО)
8 (812) 245-38-13 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 500-46-57 (Регионы РФ)

Во-первых, широко используемый теорией и практикой термин "действительность" подменяется неопределенной категорией "обладание", что затрудняет применение коммент. положения.

Во-вторых, п. 2 коммент. ст. несколько некорректно использует субъективный критерий ("неизвестно"), тем самым возлагая на финансового агента риск скрытых возражений должника, о которых клиент (цедент) не знает. Подобный подход ухудшает положение финансового агента. Поскольку именно клиент может наиболее эффективно предотвратить возможность появления и заявления возражений, риск их возникновения по общему правилу должен лежать на нем (см. ст. 12 Конвенции ООН об уступке).

В-третьих, очевидны и возможные практические затруднения в определении того, "знал" или "не знал" клиент об имеющихся возражениях должника.

4. В значительной степени повторяя правила ст. 390 ГК РФ, п. 3 коммент. ст. возлагает на цессионария (финансового агента) риск неисполнения (ненадлежащего исполнения) уступленного требования должником. Тем самым в качестве общего правила закрепляется система "безоборотного факторинга", при которой финансовый агент лишается права обратиться с требованием к клиенту, если должник не заплатит финансовому агенту.

Вместе с тем диспозитивный характер коммент. положения предоставляет сторонам возможность установить договором иное, в том числе применить систему "оборотного факторинга", предусматривающую подобную ответственность клиента (цедента).

5. С учетом специфики момента уступки (см. коммент. к ст. 826 ГК РФ) правила коммент. ст. применяются и к договорам финансирования под уступку будущего требования. В подобной ситуации клиент, по сути, дает финансовому агенту гарантию того, что будущее требование не только возникнет, но и будет соответствовать всем критериям действительности. Поскольку соответствующие обстоятельства зависят непосредственно от самого клиента, законность подобной "гарантии" не вызывает сомнений.