Вы здесь

Комментарий к статье 689 Гражданского кодекса РФ

Статья 689. Договор безвозмездного пользования

Комментарий к Ст. 689 ГК РФ:

1. В п. 1 коммент. ст. определяется понятие договора безвозмездного пользования (договора ссуды). Исходя из него, термины "договор безвозмездного пользования" и "договор ссуды" равнозначны. С принятием ГК термин "ссуда" должен применяться только по отношению к передаче индивидуально-определенной вещи в безвозмездное пользование. Закон не предусматривает возможности употребления этого слова для характеристики отношений займа, хотя по традиции данный термин продолжает иногда применяться и в кредитной практике банков, и в судебной практике (см., например, Постановление Президиума ВАС от 20 августа 2002 г. N 2319/02 // Вестник ВАС. 2002. N 12).

О предмете договора ссуды см. коммент. к ст. 691 ГК; о сроке - к ст. 699 ГК РФ.

2. Договор ссуды в общем не типичен для коммерческого оборота, так как ссудодатель не преследует цели извлечения прибыли. Однако данный договор весьма распространен в гражданском обороте в принципе, поскольку предполагает обычную ситуацию, при которой вещь временно не нужна ее собственнику, не намеренному, впрочем, получать доход от ее отчуждения или сдачи внаем. Сфера применения договора ссуды весьма разнообразна.

Во-первых, ссуда распространена в личных и бытовых отношениях. Самые разнообразные вещи и по самым различным основаниям могут передаваться в такого рода пользование от друзей и родственников. Мотив не имеет правового значения, однако важен для понимания природы ссуды: это может быть сострадание, отзывчивость, память о нравственном долге и другие обычные для человека чувства.

Иногда в литературе высказывается мнение, согласно которому в определенных случаях отношения, складывающиеся между гражданином, предоставляющим имущество в безвозмездное пользование, и гражданином, получающим его в безвозмездное пользование, не могут рассматриваться как правоотношения вообще и отношения ссуды в частности (например, при предоставлении подругами друг другу заколки, шарфика, малоценных предметов домашнего обихода и т.п.). Как утверждается, возникающие при этом отношения при их нередко существенном для сторон значении лишены того имущественного интереса, при котором они могли бы защищаться средствами гражданского права.

Однако эта точка зрения небесспорна. Закон не содержит запретов на ссуду между родственниками или друзьями и не ограничивает предмет безвозмездного пользования в таких случаях какой-либо стоимостью. Кроме того, нет оснований признавать передачу вещи в безвозмездное пользование без договора только потому, что этот договор заключен в устной форме и без установления срока, на который передается вещь, обязанности пользователя по содержанию вещи, возмещению ее стоимости в случае порчи или утраты и т.п. Все вышеперечисленные условия вполне успешно выводятся из норм гл. 36 ГК без специального упоминания об этом в договоре. Другое дело, что стороны так называемой бытовой ссуды предпочитают не пользоваться средствами правовой защиты своих интересов, что вполне объяснимо с точки зрения логики человеческих отношений.

Во-вторых, ссудодатель зачастую преследует просветительские, благотворительные и иные социально значимые цели, в связи с чем ссуда весьма распространена в области культуры и искусства, а также в системе общественного вспомоществования. Например, в последнее время укрепляется традиция среди предпринимателей выкупать произведения искусства, когда-то принадлежавшие России и оказавшиеся по разным причинам за рубежом, и передавать их в безвозмездное пользование крупнейшим отечественным музеям. Организация различных выставок редко обходится без предоставления собственниками устроителям выставок вещей на срочной безвозмездной основе для их экспонирования. Классическим примером использования конструкции договора ссуды в области просвещения является деятельность библиотек. Как известно, в общедоступных библиотеках практикуется безвозмездное предоставление документов и книг гражданам и другим библиотекам (межбиблиотечный обмен).

В-третьих, договор ссуды используется, хотя и нечасто, в предпринимательских отношениях. С одной стороны, многие юридические лица из-за отсутствия свободных денежных средств на приобретение имущества берут его во временное безвозмездное пользование у своих работников (например, работник предоставляет в ссуду работодателю автомобиль, на котором ездит по служебным вопросам, с возмещением работодателем расходов на топливо и т.п.). С другой стороны, в ряде случаев передача имущества в ссуду позволяет субъекту предпринимательства сэкономить на расходах по содержанию вещей либо косвенно способствовать повышению их продаж, как это обычно бывает на специализированных промышленных выставках.

В-четвертых, в ряде случаев, прямо предусмотренных законом, договор ссуды подлежит обязательному заключению. Так, в соответствии с п. 2 ст. 405 и п. 2 ст. 419 Таможенного кодекса в случае размещения структурных подразделений таможен и таможенных постов в помещениях, принадлежащих владельцам складов временного хранения, таможенных складов, магазинов беспошлинной торговли, по согласованию с их владельцами, а также в помещениях участников внешнеэкономической деятельности, осуществляющих регулярные экспортно-импортные поставки товаров, эти организации предоставляют таможенным органам необходимые служебные помещения на основании договора безвозмездного пользования.

3. Конституирующим признаком договора ссуды является его безвозмездность. Этот признак исключает возможность для ссудодателя рассчитывать на встречное предоставление в какой бы то ни было форме. Так, нельзя считать подпадающими под нормы о договорах ссуды случаи, когда имущество предоставляется в безвозмездное пользование лицам в связи с тем, что они заключили возмездный договор. Например, постоялец гостиницы бесплатно получает в пользование спортивный инвентарь. Как справедливо отмечается в литературе, в этом случае отношения пользования лишены безвозмездности: постоялец заплатил за инвентарь при оплате гостиницы (см.: Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 2. 4-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. М., 2003. С. 343 - 344).

Более того, указание на безвозмездность следует считать существенным условием данного договора. При отсутствии в договоре прямого указания на безвозмездность передачи имущества в пользование, т.е. при невозможности опровержения презумпции возмездности договора, установленной п. 3 ст. 423 ГК РФ, такой договор должен признаваться договором аренды (см.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2005. С. 359 (автор Комментария - А.В. Коновалов)). Именно безвозмездность с необходимостью отличает договор ссуды от договора аренды, делает их антиподами. При включении в договор ссуды условия о встречном предоставлении сделка считается ничтожной как притворная (ст. 170 ГК РФ), и к ней применяются правила о сделке, которую стороны имели в виду, т.е., опять же, о договоре аренды.

Договор ссуды может быть как консенсуальным, так и реальным, что видно из формулировки п. 1 коммент. ст.: ссудодатель либо обязуется передать, либо передает вещь в безвозмездное пользование ссудополучателю. Реальный или консенсуальный характер ссуды по общему правилу определяется самими сторонами при заключении договора. Причина, по которой законодатель предоставляет сторонам возможность сформулировать договор ссуды как реальный, очевидно, кроется в том, что ссудодатель нередко заинтересован в том, чтобы на нем не лежало обязанности по передаче вещи, учитывая безвозмездность отношений. Если из содержания договора вопрос о его характере выяснить нельзя, то договор ссуды должен быть признан консенсуальным исходя из п. 1 и 2 ст. 433 ГК РФ.

Во всех случаях договор ссуды следует признать взаимным. При этом если консенсуальный договор ссуды демонстрирует свойство взаимности со всей очевидностью (обе стороны несут равнозначные обязанности по передаче вещи в пользование и ее возврату), то взаимность реального договора ссуды не столь явственна. Тем не менее и в последнем случае на ссудодателе лежат некоторые обязанности, например отвечать за недостатки вещи, переданной в ссуду (ст. 693, 697 ГК РФ), в рамках договорного, а не возникающего в момент причинения вреда деликтного обязательства.

4. Гражданский кодекс является основным нормативным актом, регламентирующим договор ссуды. Прежде всего, правовое регулирование договора осуществляется с помощью норм гл. 36 ГК РФ. Кроме того, в связи с существенным сходством аренды и ссуды ряд правил о договорах аренды в соответствии с п. 2 коммент. ст. применяется и к ссуде (ст. 607 об объектах, которые могут передаваться в пользование, п. 1 и абз. 1 п. 2 ст. 610 о сроках договора, п. 1 и 3 ст. 615 об обязанности использовать имущество в соответствии с его назначением и условиями договора, п. 2 ст. 621 о праве на возобновление договора, п. 1 и 3 ст. 623 ГК о распределении затрат, связанных с улучшением имущества). В остальной части действуют общие нормы о договоре и обязательствах (гл. 21 - 29 ГК РФ).

Некоторые разновидности договора ссуды регулируются нормами специального законодательства (см., например: ст. 5 - 10 ФЗ от 29 декабря 1994 г. N 78-ФЗ "О библиотечном деле" // СЗ РФ. 1995. N 1. Ст. 2; ст. 14, 56 Закона об объектах культурного наследия; ст. 24, 36 ЗК; ст. 30, 109 ЖК; п. 5 Положения о Музейном фонде Российской Федерации, утв. Постановлением Правительства РФ от 12 февраля 1998 г. N 179 // СЗ РФ. 1998. N 8. Ст. 949).

5. Объем прав ссудополучателя характеризуется следующими составляющими. Во-первых, вещь передается ссудополучателю в пользование. При этом правомочие пользования по современному законодательству не ограничивается лишь эксплуатацией вещи по назначению без извлечения из нее плодов подобно тому, как это было сделано в дореволюционном праве. Условие договора о том, что ссудополучатель вправе извлекать плоды из вещи, служащей предметом ссуды, не противоречит ГК; более того, ссудополучатель имеет на это право и в тех случаях, когда стороны в договоре обошли данный вопрос молчанием. Во-вторых, есть все основания полагать, что по договору ссуды вещь передается также и во владение ссудополучателя. Хотя в определении договора ссуды, содержащемся в коммент. ст., в отличие от аренды (см. коммент. к ст. 606 ГК РФ), ничего не сказано о передаче вещи во владение ссудополучателя, вывод об этом следует из систематического толкования норм об аренде и ссуде. Сама по себе передача вещи в обоих договорных типах никакими различиями не обладает и поэтому может и должна сопровождаться переходом владения.

Характеризуя объем прав ссудополучателя, следует отметить по крайней мере две важные особенности.

Во-первых, получение вещи во владение и пользование составляет главнейший интерес ссудополучателя. В этом состоит коренное отличие от безвозмездного договора хранения, по которому хранителю также может быть разрешено использование индивидуально-определенной вещи, которая впоследствии подлежит возврату. Первостепенным интересом хранителя является сбережение вещи, поэтому и передача вещи на хранение осуществляется в интересах поклажедателя, что прямо противоположно договору ссуды, где одолжение делается именно ссудополучателю.

Во-вторых, правомочиями владения и пользования вещью с условием ее последующего возврата исчерпывается объем прав ссудополучателя. В этом состоит основное отличие договора ссуды от договора дарения, по которому одаряемый получает вещь, как правило, в собственность. Другими словами, вещь, переданная в ссуду, не меняет от этого своего собственника. Вывод о неоднотипности договоров дарения и ссуды не колеблется и тем, что в ряде случаев дарение возможно в форме освобождения от имущественной обязанности одаряемого перед дарителем. Ссудополучатель не освобождается от обязанности оплачивать пользование переданным имуществом, так как такая обязанность до заключения договора ссуды и не существовала.

6. С точки зрения природы право ссудополучателя на пользование переданной ему вещью является, на наш взгляд, вещным. При доказывании этого утверждения может быть использована та же аргументация, что и в случае с правами арендатора (см. коммент. к ст. 606 ГК РФ), с той же, впрочем, оговоркой о дискуссионности этого вопроса.

7. Глава 36 ГК не содержит специальных правил, посвященных форме договора ссуды. Более того, ст. 609 ГК о форме и государственной регистрации договора аренды не включена в перечень статей, к которым отсылает п. 2 коммент. ст. Следовательно, при решении вопроса о надлежащей форме договора ссуды остается руководствоваться общими правилами ГК о договорах (см. коммент. к ст. 434 ГК РФ), а также соответствующими нормами о сделках (гл. 9 ГК РФ). Таким образом, договор ссуды вне зависимости от срока требует письменной формы лишь в случаях, когда одной из его сторон является юридическое лицо или когда стоимость предмета ссуды превышает МРОТ в 10 раз (п. 1 ст. 161 ГК РФ). В остальных случаях для заключения договора достаточно устной формы, в том числе путем совершения конклюдентных действий.

Несоблюдение правил о форме договора ссуды не влечет его недействительности, хотя и лишает стороны в случае спора права ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания (см. коммент. к ст. 162 ГК РФ).

Вопрос о том, требуется ли государственная регистрация договора ссуды недвижимого имущества, прямо в гл. 36 ГК не решен. Государственная регистрация договора ссуды недвижимого имущества, как следует из норм ст. 131, 164 ГК РФ, осуществляется только в случаях, предусмотренных законом. Вряд ли допустимо при этом применять аналогию закона и делать расширительный вывод о том, что право пользования ссудополучателя подлежит государственной регистрации в качестве обременения права на недвижимость. Эту позицию можно рассматривать лишь как пожелание de lege ferenda, так как согласно п. 1 ст. 4 Закона о государственной регистрации ограничения (обременения) прав на недвижимое имущество, возникающие на основании договора либо акта органа государственной власти или акта органа местного самоуправления, подлежат государственной регистрации в случаях, предусмотренных законом. Например, таким случаем является норма п. 2 ст. 26 ЗК, согласно буквальному смыслу которой подлежит государственной регистрации договор безвозмездного пользования земельным участком, заключенный на срок не менее года. По общему же правилу договор ссуды недвижимого имущества, равно как и право ссудополучателя, не подлежат государственной регистрации.

8. Ссудополучатель обязан пользоваться переданным в ссуду имуществом в соответствии с условиями договора ссуды, а если такие условия в договоре не определены - в соответствии с назначением имущества (п. 1 ст. 615, п. 2 ст. 689 ГК РФ).

Если ссудополучатель пользуется имуществом не в соответствии с условиями договора ссуды или назначением имущества, ссудодатель имеет право потребовать расторжения договора и возмещения убытков. Как видим, в данном случае, равно как и в других случаях, предусмотренных гл. 36 ГК РФ, ответственность ссудополучателя является полной и строится по общим правилам гл. 25 ГК об ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства. При этом возможность расторжения договора и привлечения ссудополучателя к ответственности не поставлена законодателем в зависимость от того, имеет ли предмет ссуды какую-либо особую (личную неимущественную и т.п.) ценность для ссудодателя.

Ссудополучатель обязан вернуть вещь в том состоянии, в каком он ее получил, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором (п. 1 коммент. ст.). При этом права и обязанности сторон в случае улучшения ссудополучателем вещи определяются п. 1 и 3 ст. 623 ГК (п. 2 коммент. ст.), т.е. совпадают с соответствующими правами и обязанностями по договору аренды. Если ссудополучатель не исполнил данную обязанность или исполнил ее несвоевременно, ссудодатель вправе потребовать возврата вещи и возмещения причиненных убытков.