Вы здесь

Комментарий к статье 576 Гражданского кодекса РФ

Статья 576. Ограничения дарения

Комментарий к Ст. 576 ГК РФ:

1. Дарение вещи юридическим лицом, которому она принадлежит на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, по общему правилу нуждается в предшествующем или последующем согласии ее собственника, поскольку речь не идет об обычном подарке стоимостью не свыше трех тысяч рублей (п. 1 коммент. ст.). Такого согласия не требуется в отношении дарения движимой вещи, находящейся в хозяйственном ведении унитарного предприятия (абз. 2 п. 2 ст. 295 ГК РФ), а также вещи, полученной учреждением от разрешенной ему хозяйственной деятельности (п. 2 ст. 298 ГК РФ).

К дарению имущества коммерческой организацией, не являющейся его собственником, другой коммерческой организации должен применяться не п. 1 коммент. ст., а подп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ.

2. При реальном дарении вещи, которая находится в общей совместной собственности, распоряжение правом собственности на эту вещь может быть осуществлено лишь всеми сособственниками совместно. Поэтому для перенесения этой вещи из общего имущества сособственников в имущество другого лица требуется отчуждательная сделка между всеми сособственниками, с одной стороны, и приобретателем права собственности на эту вещь, с другой стороны.

Отчуждательная сделка, которую совершает один из сособственников, имеет силу, если отчуждение происходит с согласия остальных участников совместной собственности. Давая такое согласие, они наделяют его либо полномочием, либо уполномочием на совершение отчуждательной сделки (см.: Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева. М., 2009. Т. 3. С. 438 с прим. 3 (автор параграфа - Ю.В. Байгушева)). При совершении отчуждения на основании полномочия сособственник действует как от своего имени, так и от имени представляемых им сособственников, стало быть, от имени всех участников совместной собственности. В случае наделения сособственника уполномочием он, не будучи представителем остальных участников совместной собственности, совершает отчуждение от своего имени с непосредственным действием для всех сособственников.

Если сособственник совершает отчуждательную сделку без согласия на нее остальных сособственников и другая сторона сделки не знает об этом, то сделка по прямому предписанию закона вызывает соответствующее ее содержанию правовое последствие: право собственности на вещь переходит от участников совместной собственности к приобретателю (второе предложение п. 3 ст. 253 ГК a contrario). В этом случае закон фингирует волеизъявление остальных сособственников, направленное на переход права собственности, благодаря чему отчуждение считается совершенным всеми сособственниками совместно. Но если другая сторона отчуждательной сделки знает или должна знать о том, что отчуждение совершается сособственником без согласия на это остальных сособственников, то сделка не влечет желаемое ее сторонами правовое последствие: право собственности на вещь не меняет своей принадлежности.

С учетом сказанного выявляется несостоятельность предписания второго предложения п. 3 ст. 253 ГК РФ, которое квалифицирует распоряжение правом совместной собственности, совершенное одним из сособственников без согласия остальных сособственников (о чем известно контрагенту распоряжающегося), как оспоримую сделку. Не подлежит никакому сомнению, что в отличие от ничтожной сделки оспоримая сделка влечет за собой желаемое правовое последствие. Однако нуждающееся в согласии распоряжение сособственника, как и любая нуждающаяся в согласии сделка, до дачи согласия не имеет силы (см.: Крашенинников Е.А. Сделки, нуждающиеся в согласии // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2008. Вып. 15. С. 10 - 11). Оно никак не воздействует на право совместной собственности и, следовательно, не вызывает того правового последствия, наступления которого желал распоряжающийся. Отсюда явствует, что оспаривание такого распоряжения невозможно, поскольку оспаривание сделки направлено на аннулирование вызванного ею правового последствия и при отсутствии последнего оказывается беспредметным. Поэтому рассматриваемое распоряжение сособственника, вопреки предписанию второго предложения п. 3 ст. 253 ГК РФ, не является оспоримой сделкой.

3. Реальное дарение требования происходит через его уступку (абз. 1 п. 1 ст. 382 ГК РФ), которая представляет собой распорядительную сделку (см.: Tuhr A., Escher A. Allgemeiner Teil des schweizerischen Obligationenrechts. 3 Aufl. Zurich, 1974. Bd. 2. S. 330 - 331; Крашенинников Е.А. Распорядительные сделки. С. 22 - 24). Предметом такого дарения могут быть как регулятивные требования (например, требование о возврате суммы займа), так и требования охранительного характера (например, притязание на неустойку). Нет препятствий к дарению требований из синаллагматических договоров, а также условных и будущих требований, т.е. требований, которые не существуют в момент совершения их уступки (например, требования об уплате покупной цены из будущей купли-продажи определенной вещи). При делимости предмета обязательства возможно дарение части требования.

Согласно ст. 383 ГК не допускается уступка, а следовательно, и дарение требований, неразрывно связанных с личностью кредитора (например, притязания на компенсацию морального вреда и требования об уплате алиментов). Дарение требований, при которых личность кредитора имеет существенное значение для должника, в частности требования о предоставлении вещи в пользование, нуждается в разрешении или одобрении должника (п. 2 ст. 388 ГК РФ).

4. Реальное дарение, состоящее в оплате дарителем долга одаряемого, осуществимо только в том случае, если задолженное одаряемым предоставление может производиться и третьим лицом (п. 1 ст. 313 ГК РФ). Поэтому такое дарение чаще всего имеет место при денежных долгах одаряемого.

5. Реальное дарение, состоящее в принятии дарителем на себя долга одаряемого, происходит через перевод долга (п. 1 ст. 391 ГК РФ). Закон рассматривает перевод долга как сделку между должником и принимателем долга. Являясь распорядительной сделкой, перевод долга изменяет направление требования и обосновывает преемство в долге. Перевод долга нуждается в предшествующем или последующем согласии кредитора (п. 1 ст. 391 ГК РФ), потому что содержит в себе распоряжение его требованием (см.: Siber H. Schuldrecht. Leipzig, 1931. S. 147, 149; Крашенинников Е.А. Сделки, нуждающиеся в согласии. С. 6).

6. Если лицо желает совершить дарение через представителя, то в доверенности, которая оформляет выдачу полномочия представителю, должен быть назван одаряемый и указан предмет дарения (п. 5 коммент. ст.). В противном случае выдача полномочия является недействительной (ст. 168 ГК РФ), а сделанное от имени представляемого предоставление - сделкой, совершенной неуполномоченным лицом (ст. 183 ГК РФ).