Вы здесь

Комментарий к статье 572 Гражданского кодекса РФ

Статья 572. Договор дарения

Комментарий к Ст. 572 ГК РФ:

1. Дарение есть предоставление, посредством которого одно лицо (даритель) из своего имущества обогащает другое лицо (одаряемого) и которое по воле обеих сторон совершается безвозмездно. В этом определении фиксированы три признака дарения:

1) дарение является предоставлением, которое происходит из имущества дарителя. Такое предоставление может состоять в перенесении права собственности, уступке требования, прощении долга, отказе от ограниченного вещного права (например, отказе от узуфрукта). Напротив, предоставление, которое кто-то делает через безвозмездное выполнение работы или оказание услуги, происходит не из имущества, а из рабочей силы предоставляющего и поэтому не является дарением (см.: Tuhr A. Der allgemeine Teil des deutschen burgerlichen Rechts. Munchen und Leipzig, 1918. Bd. 2. Halfte 2. S. 156 - 157 mit Anm. 21; Esser J., Weyers H.-L. Schuldrecht: ein Lehrbuch. 8 Aufl. Heidelberg, 1998. Bd. 2. Teilbd. 1. S. 121). Предоставление дарителя может состоять и в том, что он обязуется к предоставлению, производимому из его имущества, через дарственное обещание (абз. 1 п. 2 коммент. ст.). В этом случае дарение заключается уже в обосновании требования, а исполнение дарственного обещания происходит solvendi causa (см.: Tuhr A. Op. cit. S. 157).

Абзац 1 п. 1 коммент. ст. признает возможным предоставление, состоящее в передаче дарителем одаряемому имущественного права (требования) "к себе". Однако пока никому не удалось привести пример передачи такого требования. Некоторые считают, что в этом случае речь идет не столько о передаче уже существующего права, сколько о его установлении. Но при таком толковании содержащиеся в абз. 1 п. 1 коммент. ст. слова "к себе", а следовательно, и оправданные только в качестве противопоставленных им слова "или к третьему лицу" оказываются совершенно излишними, поскольку "установление требования" как вид дарственного предоставления уже охватывается той частью текста абз. 1 п. 1 коммент. ст., где говорится, что "даритель... обязуется передать... одаряемому... вещь в собственность либо имущественное право (требование)... или... освободить" (одаряемого) "от имущественной обязанности".

Предоставление обычно происходит через сделку между дарителем и одаряемым (передача вещи в собственность, дарственное обещание, прощение долга и т.д.). Но оно может совершаться также через сделку дарителя с третьим лицом. Так, при оплате дарителем денежного долга одаряемого, поскольку она совершается путем платежа наличными, перенесение права собственности на денежные знаки происходит через вещный договор (традицию), сторонами которого выступают даритель и кредитор одаряемого;

2) посредством предоставления одаряемый должен обогатиться. Обогащение может выражаться не только в увеличении активов, но и в уменьшении пассивов его имущества, к которому, в частности, приводит оплата дарителем или перевод на дарителя долга одаряемого. Нет обогащения и, следовательно, дарения, если предоставлением исполняется долг предоставляющего, потому что в результате такого предоставления контрагент предоставляющего утрачивает свое требование, так что его имущественное положение с юридической точки зрения остается тем же самым (см.: Larenz K. Lehrbuch des Schuldrechts. 13 Aufl. Munchen, 1986. Bd. 2. Halbbd. 1. S. 198). Обогащение отсутствует и тогда, когда предоставлением, например предоставлением заимодавца при беспроцентном займе, обосновывается обязанность контрагента предоставляющего к возврату;

3) предоставление по воле дарителя и одаряемого должно произойти безвозмездно. Поэтому недостаточно, чтобы предоставляющий фактически не получил вознаграждения за свое предоставление или чтобы между сторонами отсутствовало соглашение о таком вознаграждении; напротив, воля сторон явно должна направляться на то, что предоставление не делается ни во исполнение долга, ни с целью возместить или получить встречное предоставление либо обязать к нему контрагента предоставляющего (см.: Enneccerus L., Lehmann H. Recht der Schuldverhaltnisse. 15 Aufl. Tubingen, 1958. S. 489; Larenz K. Op. cit. S. 198). Изъявление направленной на безвозмездность предоставления воли, хотя бы и конклюдентным действием, должно исходить как от предоставляющего, так и от его контрагента. В требуемом абз. 1 п. 1 коммент. ст. соглашении сторон о безвозмездности предоставления выражается правовая идея, что никому другим лицом вопреки его воле не может навязываться право, освобождение от долга или иная непрошеная имущественная выгода.

Соглашение о безвозмездности предоставления есть соглашение о его правовом основании (causa donandi). В отличие от других кауз предоставлений causa donandi может быть охарактеризована только негативно: она налицо, если посредством предоставления не должна быть достигнута никакая другая правовая цель, чем понятийно содержащееся во всяком предоставлении обогащение лица, в отношении которого совершается предоставление (см.: Tuhr A. Op. cit. S. 74).

При ручном, или реальном, дарении соглашение о causa donandi сопровождает сделку (например, традицию или уступку требования), через которую совершается предоставление, но не является ее составной частью. В этом случае предоставляющий и его контрагент добавляют к предоставлению, сделанному предоставляющим без направленной на это обязанности, правовое основание, за отсутствием которого оно оказалось бы безосновательным (sine causa), вследствие чего предмет предоставления мог бы истребоваться обратно согласно предписаниям гл. 60 ГК РФ. Следует признать ошибочным взгляд, что при ручном дарении заключается обязательственный договор (каузальная сделка), который сразу же исполняется через распорядительную сделку (например, уступку подаренного требования). Этот взгляд не соответствует ни намерению дарителя и одаряемого, ни действительному положению вещей.

При дарственном обещании, которое, поскольку речь не идет о пожертвовании (ст. 582 ГК РФ), представляет собой односторонний обязательственный договор, соглашение о causa donandi входит в содержание этого договора. Дарение здесь лежит уже в обосновании требования, стало быть, в предоставлении права. Предоставление происходит из имущества дарителя в том отношении, в каком оно обосновывает долг, который следует исполнять из этого имущества. Учинение дарителем обещанного предоставления, вопреки неточным формулировкам ГК РФ, в которых говорится об "обещании дарения" (абз. 1 п. 2 коммент. ст., абз. 3 п. 2 ст. 574, заголовок ст. 581), "обещании подарить" (абз. 2 п. 2 коммент. ст.) и о "дарителе, обещавшем дарение" (п. 2 ст. 581), является не "дарением", а исполнением долга (см.: Larenz K. Op. cit. S. 201; Крашенинников Е.А. Правовой характер дарения // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2007. Вып. 14. С. 75).

2. Сторона договора может обязаться к предоставлению, которое в какой-то части вознаграждается встречным предоставлением другой стороны, а в остальном должно быть безвозмездным. В этом случае говорят о смешанном дарении (negotium mixtum cum donatione). Например, собственник компьютера А. предлагает Б. купить его за 20 тысяч рублей; желающий приобрести компьютер Б. отвечает на это, что у него, к сожалению, есть только 15 тысяч рублей; после этого А. заявляет ему, что он, хотя компьютер и стоит 20 тысяч рублей, будет довольствоваться 15 тысячами рублей, а в остальном подарит его Б.; если Б. согласится с этим, то налицо смешанное дарение, которое объединяет в себе элементы купли-продажи и дарения.

Однако договор еще не становится смешанным дарением благодаря тому, что вознаграждение за предоставление одной из сторон сознательно назначается ниже своей объективной стоимости. Смешанное дарение имеет место лишь тогда, когда стороны осознают амбивалентный характер предоставления как отчасти возмездного, а отчасти безвозмездного и обе желают частичную безвозмездность.

При определении предписаний, подлежащих применению к смешанному дарению, следует исходить из соотношения безвозмездной и возмездной частей сделки. Если преобладает безвозмездная часть, то вся сделка должна подчиняться предписаниям о дарении. Если же преобладает возмездная часть, то к сделке должны применяться предписания о соответствующем типе возмездного договора (например, предписания о купле-продаже) (см.: Larenz K. Lehrbuch des Schuldrechts. 11 Aufl. Munchen, 1977. Bd. 2. S. 391; Gernhuber J. Das Schuldverthaltnis. Tubingen, 1989. S. 169). Как и при всех договорах смешанного типа, здесь в каждом конкретном случае нужно проверять, насколько применение предписаний о том или другом типе договора (или их неприменение) будет учитывать особый смысл этой сделки, цели и обоснованные ожидания сторон.

3. В отличие от некоторых других правопорядков ГК не признает дарения на случай смерти (mortis causa). Под ним понимается дарственное обещание, которое подлежит исполнению только после смерти дарителя. Согласно абз. 1 п. 3 коммент. ст. такое дарственное обещание является ничтожным.