Вы здесь

Статья 1219. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда

СТ 1219 ГК РФ

1. К обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, применяется право страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для требования о возмещении вреда. В случае, когда в результате такого действия или иного обстоятельства вред наступил в другой стране, может быть применено право этой страны, если причинитель вреда предвидел или должен был предвидеть наступление вреда в этой стране.

2. Если стороны обязательства, возникающего вследствие причинения вреда, имеют место жительства или основное место деятельности в одной и той же стране, применяется право этой страны. Если стороны данного обязательства имеют место жительства или основное место деятельности в разных странах, но являются гражданами или юридическими лицами одной и той же страны, применяется право этой страны.

3. Если из совокупности обстоятельств дела вытекает, что обязательство, возникающее вследствие причинения вреда, тесно связано с договором между потерпевшим и причинителем вреда, заключенным при осуществлении этими сторонами предпринимательской деятельности, к данному обязательству применяется право, подлежащее применению к такому договору.

4. Правила настоящей статьи применяются, если между сторонами обязательства, возникающего вследствие причинения вреда, не заключено соглашение о праве, подлежащем применению к этому обязательству (статья 1223.1).

Комментарий к Ст. 1219 Гражданского кодекса РФ

Комментируемая статья определяет право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда. Ранее соответствующие коллизионные нормы содержались в ст. 167 "Обязательства вследствие причинения вреда" Основ гражданского законодательства СССР и ст. 566.4 "Закон, применяемый к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда" ГК РСФСР.

В пункте 1 комментируемой статьи содержится общая коллизионная норма, согласно которой правом, применимым к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, является право страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для требования о возмещении вреда. Такая же коллизионная норма "закон места совершения правонарушения (lex loci delicti)" устанавливалась в ч. 1 ст. 167 Основ гражданского законодательства СССР: права и обязанности сторон по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, определяются по праву страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда. Часть 1 ст. 566.4 ГК РСФСР содержала такое же положение, но в нем вместо понятия "право" использовалось понятие "закон".

Соответственно, нововведением п. 1 комментируемой статьи является коллизионная норма с привязкой к праву иной страны: в случае, когда в результате соответствующего действия или иного обстоятельства вред наступил в другой стране, может быть применено право этой страны, если причинитель вреда предвидел или должен был предвидеть наступление вреда в этой стране. Такой подход отличается от того, который воплощен в § 1 ст. 4 Регламента ЕС о праве, применимом к внедоговорным обязательствам ("Рим II"). Как установлено данным параграфом, если иное не предусмотрено данным Регламентом, то правом, подлежащим применению к внедоговорному обязательству, возникающему вследствие причинения вреда, является право страны, где наступает вред, независимо от того, в какой стране произошел юридический факт, влекущий наступление вреда, и в какой стране или в каких странах наступают косвенные последствия данного юридического факта.

Положения п. 2 комментируемой статьи содержат еще две коллизионные нормы с привязками к праву иной страны, нежели право страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для требования о возмещении вреда: если стороны обязательства, возникающего вследствие причинения вреда, имеют место жительства или основное место деятельности в одной и той же стране, применяется право этой страны; если стороны данного обязательства имеют место жительства или основное место деятельности в разных странах, но являются гражданами или юридическими лицами одной и той же страны, применяется право этой страны.

Данные нормы изложены Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ полностью в новой редакции. В прежней (первоначальной) редакции пункта эти положения формулировались следующим образом: к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда за границей, если стороны являются гражданами или юридическими лицами одной и той же страны, применяется право этой страны; в случае, если стороны такого обязательства не являются гражданами одной и той же страны, но имеют место жительства в одной и той же стране, применяется право этой страны. Как видно, приоритет получил критерий места жительства или основного места деятельности лиц, являющихся сторонами обязательства вследствие причинения вреда. В результате положения п. 2 комментируемой статьи стали более соответствовать положению § 2 ст. 4 Регламента ЕС о праве, применимом к внедоговорным обязательствам ("Рим II"), в котором соответствующее коллизионное регулирование сведено к следующему правилу: если лицо, которое привлекается к ответственности, и лицо, которому причинен вред, в момент наступления вреда имеют свое обычное место жительства в одной и той же стране, то применяется право этой страны.

В рамках подобного регулирования до введения в действие части третьей ГК РФ в ч. 2 ст. 167 Основ гражданского законодательства СССР устанавливалось лишь то, что права и обязанности сторон по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда за границей, если стороны являются советскими гражданами и юридическими лицами, определяются по советскому праву (такое же положение содержалось в ч. 2 ст. 566.4 ГК РСФСР). Часть 3 указанной статьи предусматривала, что иностранное право не применяется, если действие или иное обстоятельство, служащее основанием для требования о возмещении вреда, по советскому законодательству не является противоправным (такое же положение содержалось в ч. 3 ст. 566.4 ГК РСФСР). Однако в комментируемую статью подобное положение не вошло.

Пункт 3 комментируемой статьи содержит коллизионную норму с привязкой к праву, подлежащему применению к договору. Эта норма подлежит применению в случае, когда из совокупности обстоятельств дела вытекает, что обязательство, возникающее вследствие причинения вреда, тесно связано с договором между потерпевшим и причинителем вреда, заключенным при осуществлении этими сторонами предпринимательской деятельности.

Данный пункт изложен Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ полностью в новой редакции, и соответственно содержащаяся в нем норма является нововведением. Тем самым реализовано, но лишь частично, следующее предложение, обозначенное в п. 2.12 разд. VIII Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации: применительно к случаям, когда потерпевший и причинитель вреда состоят в договорных отношениях и вред причинен в связи с договором, целесообразно установить в комментируемой статье возможность применения к обязательству из причинения вреда права, применимого к такому договору.

Причем названная Концепция в большей мере, нежели пункт 3 комментируемой статьи, учитывает подход, воплощенный в следующих положениях § 3 ст. 4 Регламента ЕС о праве, применимом к внедоговорным обязательствам ("Рим II"): если из всех обстоятельств дела вытекает, что причинение вреда имеет явно более тесные связи с другой страной, чем та, которая указана в § 1 или 2, то применяется право этой другой страны; явно более тесная связь с другой страной может основываться, в частности, на отношении, ранее сложившемся между сторонами, таком, как договор, тесно связанный с соответствующим причинением вреда. В пункте 3 комментируемой статьи речь идет о причинении вреда, тесно связанного с договором, заключенным лишь при осуществлении сторонами предпринимательской деятельности.

В прежней (первоначальной) редакции п. 3 комментируемой статьи предусматривалось, что после совершения действия или наступления иного обстоятельства, повлекших причинение вреда, стороны могут договориться о применении к обязательству, возникшему вследствие причинения вреда, права страны суда. На замену этого положения Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ в комментируемую статью введен пункт 4, устанавливающий, что правила данной статьи не применяются в случае, когда сторонами обязательства, возникающего вследствие причинения вреда, на основании ст. 1223.1 комментируемой главы заключено соглашение о праве, подлежащем применению к этому обязательству. Указанная статья 1223.1 введена в комментируемую главу тем же Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ соответственно положениям статьи 14 "Свобода выбора" Регламента ЕС о праве, применимом к внедоговорным обязательствам ("Рим II") (см. коммент. к указанной статье).

Соответственно, внесенные Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ изменения учитывают следующие предложения, обозначенные в п. 2.13 разд. VIII Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации: пункт 3 комментируемой статьи о допустимости выбора применимого права сторонами обязательства вследствие причинения вреда нуждается в пересмотре в направлении расширения автономии воли сторон; желательно предусмотреть возможность выбора сторонами права любой страны, а не только права страны суда; целесообразно также включить положение о том, что стороны, осуществляющие предпринимательскую деятельность, могут выбрать право, применимое к обязательствам вследствие причинения вреда, путем заключения соглашения до момента совершения действия или наступления иного обстоятельства, послужившего основанием для требования о возмещении вреда; при этом необходимо исходить из того, что выбор права не должен затрагивать права третьих лиц; в связи с этим надо решить вопрос о соотношении указанных положений с нормами, регулирующими выбор права сторонами договора: ряд пунктов ст. 1210 комментируемой главы может быть распространен и на иные случаи, когда допустим выбор применимого права, в частности, когда речь идет об обязательствах вследствие причинения вреда.

Вносимые в комментируемую статью изменения охарактеризованы в пояснительной записке к проекту Федерального закона N 47538-6 как придание гибкости общим положениям о праве, подлежащем применению к обязательствам вследствие причинения вреда. Это одно из трех направлений изменений, вносимых в коллизионное регулирование таких обязательств вследствие причинения вреда. В качестве двух других авторы указанного законопроекта называли расширение круга тех обязательств, для которых действует специальное коллизионное регулирование, с учетом характера соответствующих отношений и расширение допустимых пределов автономии воли сторон в выборе права к обязательствам вследствие причинения вреда, а также к обязательствам, возникшим вследствие неосновательного обогащения, с сохранением необходимых ограничений.