Вы здесь

Статья 1217. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим из односторонних сделок

СТ 1217 ГК РФ

К обязательствам, возникающим из односторонних сделок, если иное явно не вытекает из закона, условий или существа сделки либо совокупности обстоятельств дела, применяется право страны, где на момент совершения односторонней сделки находится место жительства или основное место деятельности стороны, принимающей на себя обязательства по односторонней сделке.

Часть вторая утратила силу с 1 ноября 2013 г.

Комментарий к Ст. 1217 Гражданского кодекса РФ

Комментируемая статья определяет право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим из односторонних сделок. Ранее в рамках такого регулирования в Основах гражданского законодательства СССР (п. 3 ст. 165) и ГК РСФСР (ст. 566.1) устанавливалось коллизионное регулирование, касающееся лишь формы и срока действия доверенности (см. ниже).

В соответствии с комментируемой статьей применимым правом к обязательствам, возникающим из односторонних сделок, является право страны, где на момент совершения односторонней сделки находится место жительства или основное место деятельности стороны, принимающей на себя обязательства по односторонней сделке. При этом предусмотрено, что данное общее правило действует при условии, иное явно не вытекает из закона, условий или существа сделки либо совокупности обстоятельств дела.

В данную статью Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ внесено два существенных уточняющих изменения. Во-первых, указано, что соответствующее право применяется, если иное именно явно не вытекает из закона, условий или существа сделки либо совокупности обстоятельств дела (включено слово "явно"). Во-вторых, указано, что применяется право страны, где место жительства или основное место деятельности стороны, принимающей на себя обязательства по односторонней сделке, находится именно на момент совершения односторонней сделки (включены слова "на момент совершения односторонней сделки").

Ни Регламент ЕС о праве, применимом к договорным обязательствам ("Рим I"), ни Регламент ЕС о праве, применимом к внедоговорным обязательствам ("Рим II"), не содержат подобных коллизионных норм. В первом из названных Регламентов (§ 3 ст. 11) говорится об определении права, подлежащего применению лишь к форме одностороннего юридического акта, относящегося к заключенному или подлежащему заключению договору, а во втором из названных Регламентов (ст. 21) - об определении права, подлежащего применению лишь к форме одностороннего юридического акта, относящегося к внедоговорному обязательству.

В российском праве общие положения об односторонних сделках закреплены в § 1 "Понятие, виды и форма сделок" гл. 9 "Сделки" части первой ГК РФ. Так, в пункте 2 ст. 154 названного параграфа определено, что односторонней считается сделка, для совершения которой в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны. В соответствии со ст. 155 ГК РФ односторонняя сделка создает обязанности для лица, совершившего сделку. Там же предусмотрено, что такая сделка может создавать обязанности для других лиц лишь в случаях, установленных законом либо соглашением с этими лицами. Согласно статье 156 данного Кодекса (в ред. Федерального закона от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ) к односторонним сделкам соответственно применяются общие положения об обязательствах и о договорах, поскольку это не противоречит закону, одностороннему характеру и существу сделки.

Примером односторонней сделки является завещание, но сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства. Это положение закреплено непосредственно в п. 5 ст. 1118 части третьей ГК РФ. Однако право, подлежащее применению к отношениям по наследованию, определяется по правилам ст. 1224 комментируемой главы (см. указанную статью и коммент. к ней).

В прежней (первоначальной) редакции комментируемой статьи содержалась часть 2, предусматривавшая, что срок действия доверенности и основания ее прекращения определяются по праву страны, где была выдана доверенность. Такое же правило ранее содержалось в упомянутых выше п. 3 ст. 165 Основ гражданского законодательства СССР и ст. 566.1 ГК РСФСР. Часть 2 комментируемой статьи утратила силу в связи с Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ, которым в комментируемую главу включена статья 1217.1, определяющая право, подлежащее применению к отношениям представительства. В соответствии с указанной статьей и решаются такие вопросы, как требования к содержанию доверенности, срок действия доверенности, прекращение доверенности, в т.ч. последствия ее прекращения для третьих лиц, допустимость выдачи доверенности в порядке передоверия. К форме доверенности в соответствии с ч. 2 п. 1 ст. 1209 комментируемой главы применяются правила, предусмотренные частью 1 данного пункта (см. ст. 1217.1 Кодекса и коммент. к ней).