Вы здесь

Комментарий к статье 1211 Гражданского кодекса РФ

Статья 1211. Право, подлежащее применению к договору при отсутствии соглашения сторон о выборе права

Комментарий к Ст. 1211 ГК РФ:

1. Часть третья ГК введена в действие 1 марта 2002 г. В части сделок, совершенных до этой даты, следует использовать коллизионные нормы, действовавшие на момент возникновения соответствующего обязательства, даже если на момент предъявления иска или рассмотрения спора действуют иные коллизионные нормы (ст. 5 Вводного закона).

2. Весьма специфический порядок определения применимого права устанавливает Закон о международном коммерческом арбитраже 1993 г. (ст. 28). При отсутствии какого-либо указания сторон на этот счет арбитры вправе сами решить, какие коллизионные нормы следует применять. Это положение указанного Закона воспроизводит ст. VII (п. 1) Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г.

3. Любое указание на право или систему права какого-либо государства в комментируемой статье должно толковаться как непосредственно отсылающее к материальному праву этого государства, а не к его коллизионным нормам.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-58-61 (Москва и МО)
8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

4. Коллизионная привязка п. 2 ориентирует на применение не личного закона компании (права страны, где учреждено юридическое лицо), а права места фактического осуществления коммерческой деятельности. При наличии у юридического лица нескольких коммерческих предприятий в разных юрисдикциях следует выбирать право той страны, с которой наиболее тесно связана конкретная транзакция. Господствовавшая ранее коллизионная привязка к праву места совершения сделки (lex loci actus) использована лишь применительно к договорам, заключенным на аукционе, по конкурсу или на бирже (п. 4 ст. 1211 ГК РФ). Сохранилась она и в действующем для России и ряда государств СНГ Киевском соглашении 1992 г. (п. "е" ст. 11) и Минской конвенции 1993 г. (ст. 41), согласно которым права и обязанности сторон по сделке определяются по законодательству места ее совершения.

5. Место жительства или основное место деятельности соответствующей стороны для целей п. 2 подлежит определению на момент заключения договора.

6. Отказ от применения общей коллизионной привязки к месту жительства или основному месту деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для договора, допустим только в ситуации, когда договор явным образом демонстрирует более тесную связь с правом другой страны.

Так, МКАС при ТПП РФ при рассмотрении одного из споров из договора купли-продажи между фирмой из Югославии (поставщик, истец) и России (ответчик, покупатель) установил, что в договоре применимое право не определено. С учетом того что местом заключения, основного исполнения контракта и местом платежа является Российская Федерация (контракт был заключен в России, и расчеты за товар предусматривались в рублях в российском банке), суд признал применимым российское право, а не право страны продавца (решение МКАС при ТПП РФ от 12 сентября 2003 г. по делу N 10/2003).

7. Определение права, применимого в отсутствие соглашения сторон к возникновению и прекращению вещных прав на движимое имущество, - предмет оживленных дискуссий. Вопрос в том, как квалифицировать вопрос возникновения и прекращения вещных прав по договору: по вещному статуту или договорному статуту. Согласно одной позиции, в отсутствие соглашения сторон о выборе права при решении коллизионных вопросов возникновения и прекращения права собственности и иных вещных прав следует руководствоваться ст. ст. 1205 - 1207 ГК РФ. Сторонники другой позиции призывают (по аналогии с п. 1 ст. 1210 ГК РФ) рассматривать договор как основание для подчинения названного вопроса праву, подлежащему применению к договору и в отсутствие соглашения сторон о выборе права (ст. 1211).

8. Систематический анализ п. 3 коммент. ст. позволяет сделать вывод, что решающее значение для содержания договора (характерное исполнение) - это те действия, за которые обычно производится оплата. Наличие денежных обязательств является элементом любого возмездного договора и не может рассматриваться как характерное исполнение. По смыслу п. 3 в дистрибьюторском, дилерском договоре, договоре торгового представительства, договоре возмездного оказания услуг стороной, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора, является исполнитель, в договоре об оказании юридической помощи - поверенный, в договоре об отчуждении исключительного права (ст. 1234 ГК РФ) - правообладатель. К отношениям сторон по смешанному контракту применяются (в соответствующих частях) правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора (п. 3 ст. 421 ГК РФ).

Вопрос о праве, применимом к договорам о производственном сотрудничестве, специализации и кооперировании, должен решаться на основании либо подп. 2 п. 4 ст. 1211, либо п. п. 1 и 2 ст. 1211 - в зависимости от организации связей участников.

Выбирая право, применимое к договору мены (бартерной, товарообменной сделки), в отсутствие соглашения сторон, следует отдать предпочтение праву страны, с которой этот договор, рассматриваемый в целом, наиболее тесно связан.

9. Определению права, применимого к договору о создании юридического лица с иностранным участием, посвящена отдельная статья (см. ст. 1214 ГК и комментарий к ней). В ГК отсутствуют положения о выборе права, применимого к вопросам взаимоотношений участников юридических лиц (соглашения акционеров и др.). Судебная практика Российской Федерации склоняется к позиции, что в силу п. 5 участники российской организации (даже иностранные) не могут уклониться от императивных предписаний российского законодательства, подчинив подобные соглашения между собой иностранному правопорядку. Вместе с тем допустим выбор иностранного права как обязательственного статута для договоров купли-продажи акций, паев, долей участия, доверительного управления ими и т.п.

10. Правила, изложенные в п. 4, должны рассматриваться как специальные по отношению к правилам п. 3. Поэтому, например, к договору купли-продажи, заключенному на торгах, должно применяться право страны, где проводились торги, а не право страны продавца.

11. В сфере международных коммерческих договоров широко применяются обычаи международной торговли, которые объединяются общим названием "Lex mercatoria". Широко применяются унифицированные своды таких обычных правил. Известность получили разработанные Международной торговой палатой Международные правила толкования торговых терминов ("Инкотермс-2000"), содержащие расшифровку 13 наиболее часто применяемых в деловом обороте торговых терминов. Торгово-промышленная палата РФ признала "Инкотермс-2000" торговым обычаем, принятым в Российской Федерации (п. 4 Постановления Правления Торгово-промышленной палаты РФ от 28 июня 2001 г. N 117-13 // Торгово-промышленные ведомости. 2001. N 19 - 20).

12. Коллизионные нормы содержатся и в международных договорах в сфере транспорта. Такие нормы имеют приоритет над правилом ст. 1211 (право страны перевозчика). Наиболее распространенными являются две коллизионные привязки - закон страны отправления (в том, что касается предъявления груза к перевозке) и закон страны назначения груза (вопросы выдачи груза, составления актов о недостаче). В ряде случаев - по вопросу освобождения перевозчика от ответственности или ограничения ее, а также для решения процессуальных вопросов - конвенции отсылают к праву страны суда.

Так, Варшавская конвенция 1929 г. не содержит общей коллизионной нормы о праве, применимом к договору воздушной перевозки грузов, но в ряде статей имеются отсылки к закону суда (в случаях возможного устранения или ограничения ответственности перевозчика при виновном поведении потерпевшего, возмещения истцу судебных издержек по делу, исчисления срока исковой давности для заявления иска к перевозчику). Отсутствие развернутой системы коллизионных норм объясняется тем, что отсылки к внутреннему праву могли бы подорвать значение унифицированных норм Конвенции.

Коллизионные нормы Женевской конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов 1956 г. немногочисленны, например: приостановление и перерыв срока давности регулируется законом суда (п. 3 ст. 32); к некоторым условиям перевозки применяется закон места составления накладной (п. 1 ст. 5) или закон его места нахождения (п. 5 ст. 16, п. 4 ст. 20). Для решения вопросов, не нашедших отражения в Конвенции, следует обращаться к национальным коллизионным нормам.

Бернская конвенция о железнодорожных перевозках грузов 1890 г., связывающая Россию со странами дальнего зарубежья, предусматривает применение следующих коллизионных привязок: а) закон дороги отправления груза применяется в отношении упаковки и порядка погрузки груза и др.; б) закон дороги следования груза действует при исчислении провозных платежей, проверки содержащихся в накладной сведений и др.; в) закон дороги назначения определяет порядок выдачи груза получателю.

Соглашение о международном железнодорожном грузовом сообщении (СМГС) 1951 г., связывающее страны бывшего социалистического лагеря (включая Китай, Вьетнам, Корею, новые независимые государства и страны Восточной Европы), предусматривает три основных коллизионных начала, которые отсылают: а) к закону страны отправления груза (приемка к перевозке и отправление груза, провозная плата за перевозку груза по территории страны отправления); либо б) к закону страны назначения (порядок выдачи груза получателю, действие залогового права дороги на груз); либо в) к закону страны следования (например, правила перевозки скоропортящихся грузов и т.д.).