Вы здесь

Статья 1210. Выбор права сторонами договора

СТ 1210 ГК РФ

1. Стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору.

2. Соглашение сторон о выборе подлежащего применению права должно быть прямо выражено или должно определенно вытекать из условий договора либо совокупности обстоятельств дела.

3. Выбор сторонами подлежащего применению права, сделанный после заключения договора, имеет обратную силу и считается действительным, без ущерба для прав третьих лиц и действительности сделки с точки зрения требований к ее форме, с момента заключения договора.

4. Стороны договора могут выбрать подлежащее применению право как для договора в целом, так и для отдельных его частей.

5. Если в момент выбора сторонами договора подлежащего применению права все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства связаны только с одной страной, выбор сторонами права другой страны не может затрагивать действие императивных норм права той страны, с которой связаны все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства.

6. Если иное не вытекает из закона или существа отношений, положения пунктов 1 - 3 и 5 настоящей статьи соответственно применяются к выбору по соглашению сторон права, подлежащего применению к отношениям, не основанным на договоре, когда такой выбор допускается законом.

Комментарий к Ст. 1210 Гражданского кодекса РФ

Комментируемая статья предусматривает возможность выбора сторонами договора права, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору, а также регламентирует реализацию данной возможности. Тем самым реализован такой принцип международного частного права, как принцип автономии воли (lex voluntatis). Ранее соответствующее регулирование сводилось к положению ч. 1 п. 1 ст. 166 Основ гражданского законодательства СССР, устанавливавшему, что права и обязанности сторон по внешнеэкономическим сделкам определяются по праву страны, избранному сторонами при совершении сделки или в силу последующего соглашения. Такое правило следовало и из положения ч. 1 ст. 566 ГК РСФСР, в котором указывалось, что права и обязанности сторон по внешнеторговой сделке определяются по законам места ее совершения, если иное не установлено соглашением сторон.

В пункте 1 комментируемой статьи закреплено право сторон договора выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору. При этом непосредственно указано, что такое соглашение может быть заключено как при заключении договора, так и в последующем. Последствия выбора сторонами подлежащего применению права, сделанного после заключения договора, регламентированы положениями п. 3 данной статьи. Возможность выбора сторонами договора применимого права продекларирована в положении § 1 ст. 3 Регламента ЕС о праве, применимом к договорным обязательствам ("Рим I"), в соответствии с которым договор регулируется правом, выбранным сторонами.

Положения п. 15 Обзора Президиума ВАС России практики рассмотрения дел с участием иностранных лиц содержат рекомендацию, согласно которой в качестве применимого стороны вправе избрать право государства той стороны, которая в будущем при возникновении спора выступит ответчиком (или истцом). При этом необходимо учитывать, что в соответствии с рекомендацией, изложенной в п. 12 данного Обзора, выбор сторонами суда того или иного государства в качестве компетентного рассматривать их спор сам по себе не означает выбора в качестве применимого к спорным правоотношениям материального права государства, в суде которого рассматривается спор.

Пункт 1 комментируемой статьи в прежней (первоначальной) редакции содержал также положение о том, что выбранное сторонами право применяется к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество без ущерба для прав третьих лиц. Это положение исключено Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ в рамках реализации следующего предложения, обозначенного в п. 2.5 разд. VIII Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации: неоднозначное толкование вызывает положение п. 1 комментируемой статьи о применении выбранного сторонами договора права к возникновению и прекращению вещных прав на движимое имущество; неясно, допустимо ли подчинение названного вопроса праву, подлежащему применению к договору и в отсутствие соглашения сторон о выборе права (ст. 1211 комментируемой главы); в основе расхождений в толковании этой нормы лежит несовпадение точек зрения по поводу того, относится ли этот вопрос к вещному статуту или к договорному статуту, что, в свою очередь, влечет различия в коллизионном регулировании; с учетом преобладающих международных подходов, вероятно, целесообразно урегулировать названный вопрос в рамках коллизионных норм, посвященных вещным правам. Соответственно, тем же Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ в новой редакции п. 3 ст. 1206 комментируемой главы закреплено положение, согласно которому стороны могут договориться о применении к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество права, подлежащего применению к их сделке, без ущерба для прав третьих лиц.

В пункте 2 комментируемой статьи установлено требование определенности соглашения сторон о выборе подлежащего применению права: такое соглашение должно быть прямо выражено или должно определенно вытекать из условий договора либо совокупности обстоятельств дела. Такое требование установлено в положении § 1 ст. 3 Регламента ЕС о праве, применимом к договорным обязательствам ("Рим I"), в соответствии с которым выбор сторонами договора права, которым регулируется договор, должен быть прямо выражен или определенно вытекать из положений договора либо из обстоятельств дела.

Согласно рекомендации, изложенной в п. 13 Обзора Президиума ВАС России практики рассмотрения дел с участием иностранных лиц, соглашение о применимом праве считается заключенным, если стороны спорного правоотношения при обосновании своих требований и возражений (например, в исковом заявлении и отзыве на него) ссылаются на одно и то же применимое право. В пункте 14 того же Обзора содержится рекомендация о том, что в соглашении о применимом праве стороны правоотношения вправе использовать любые термины и формулировки, указывающие на выбор ими права того или иного государства.

Пункт 3 комментируемой статьи определяет последствия выбора сторонами подлежащего применению права, сделанного после заключения договора: такой выбор имеет обратную силу и считается действительным с момента заключения договора, но при условии отсутствия ущерба для прав третьих лиц и действительности сделки с точки зрения требований к ее форме.

Положение о том, что при осуществлении такого выбора не должен наступить ущерб для действительности сделки с точки зрения требований к ее форме, включено в данный пункт Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ. Тем самым содержавшееся в рассматриваемом пункте регулирование приближено к тому, которое закреплено в следующих положениях § 2 ст. 3 Регламента ЕС о праве, применимом к договорным обязательствам ("Рим I"): стороны в любое время могут прийти к соглашению о том, что договор будет регулироваться иным правом, чем то, которое регулировало его ранее согласно предшествующему выбору, сделанному в соответствии с данной статьей, или согласно другим положениям названного Регламента; любое изменение в определении подлежащего применению права, которое происходит после заключения договора, не затрагивает формальную действительность договора в значении ст. 11 "Формальная действительность" названного Регламента и не наносит ущерба правам третьих лиц.

В пункте 4 комментируемой статьи предусмотрено, что стороны договора могут выбрать подлежащее применению право как для договора в целом, так и для отдельных его частей. Такое же положение закреплено в § 1 ст. 3 Регламента ЕС о праве, применимом к договорным обязательствам ("Рим I"): посредством выбора сторонами права, которым регулируется договор, стороны могут указать подлежащее применению право для своего договора в целом или только для отдельной его части.

Пункт 5 комментируемой статьи на случай, когда в момент выбора сторонами договора подлежащего применению права все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства связаны только с одной страной, устанавливает, что выбор сторонами права другой страны не может затрагивать действие императивных норм права той страны, с которой связаны все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства. Данный пункт изложен Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ полностью в новой редакции. В прежней (первоначальной) редакции пункта говорилось не о связанности с соответствующей страной всех касающихся существа отношений сторон обстоятельств, а о реальной связанности договора с соответствующей страной. Кроме того, указывалось, что рассматриваемое правило применяется в случае, когда такая связанность следует из совокупности обстоятельств дела, существовавших на момент выбора подлежащего применению права. О понятии императивных норм см. коммент. к ст. 1192 Кодекса.

Содержащееся в п. 5 комментируемой статьи регулирование соответствует положению § 3 ст. 3 Регламента ЕС о праве, применимом к договорным обязательствам ("Рим I"), которым установлено следующее: в случае если на момент данного выбора все остальные элементы ситуации находились в другой стране, чем та, чье право выбрано, то выбор сторон не должен наносить ущерба применению положений права этой другой страны, от которых не разрешается отступать посредством соглашения. В параграфе 4 указанной статьи 3 названного Регламента также содержится подобная норма, касающаяся императивных норм Европейского сообщества: в случае если на момент данного выбора все остальные элементы ситуации находились в одном или нескольких государствах-членах, то выбор сторонами иного подлежащего применению права, чем право государства-члена, не должен наносить ущерба применению положений права Европейского сообщества (когда уместно, трансформированных в законодательство государства - члена суда), от которых не разрешается отступать посредством соглашения.

В пункте 6 комментируемой статьи предусмотрена возможность применения положений п. 1 - 3 и 5 данной статьи к выбору по соглашению сторон права, подлежащего применению к отношениям, не основанным на договоре. При этом непосредственно указано, что такая возможность реализуется при соблюдении двух допущений: если иное не вытекает из закона или существа отношений; выбор права, подлежащего применению к таким отношениям, допускается законом. Исходя из п. 2 ст. 3 части первой ГК РФ, под законом при этом подразумеваются данный Кодекс и принятые в соответствии с ним федеральные законы, регулирующие отношения, указанные в п. 1 и 2 ст. 2 данного Кодекса.

Пункт 6 комментируемой статьи введен Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ, авторами проекта которого излагалось предложение урегулировать вопрос о соотношении правил о выборе права сторонами отношений, не основанных на договоре, с нормами, регулирующими выбор права сторонами договора, что призвано обеспечить единообразие в подходах к выбору права сторонами соответствующих отношений при одновременном учете существующих различий. Нововведение учитывает следующие предложения, обозначенные в п. 2.13 разд. VIII Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации: пункт 3 ст. 1219 комментируемой главы о допустимости выбора применимого права сторонами обязательства вследствие причинения вреда нуждается в пересмотре в направлении расширения автономии воли сторон; желательно предусмотреть возможность выбора сторонами права любой страны, а не только права страны суда; целесообразно также включить положение о том, что стороны, осуществляющие предпринимательскую деятельность, могут выбрать право, применимое к обязательствам вследствие причинения вреда, путем заключения соглашения до момента совершения действия или наступления иного обстоятельства, послужившего основанием для требования о возмещении вреда; при этом необходимо исходить из того, что выбор права не должен затрагивать права третьих лиц; в связи с этим надо решить вопрос о соотношении указанных положений с нормами, регулирующими выбор права сторонами договора: ряд пунктов комментируемой статьи может быть распространен и на иные случаи, когда допустим выбор применимого права, в частности, когда речь идет об обязательствах вследствие причинения вреда.