Вы здесь

Комментарий к статье 1148 Гражданского кодекса РФ

Статья 1148. Наследование нетрудоспособными иждивенцами наследодателя

Комментарий к Ст. 1148 ГК РФ:

1. Специфика правового положения нетрудоспособных иждивенцев заключается в том, что они могут призываться к наследованию в составе отдельной восьмой очереди (п. 3 коммент. ст.) или так называемой скользящей (плавающей) очереди (п. п. 1, 2 коммент. ст.). Поэтому законодателем указанные лица разделены на две группы с определением специальных условий наследования по закону.

2. Согласно п. 1 ст. 1148 в первую группу нетрудоспособных иждивенцев включены граждане, которые формально относятся к числу наследников по закону любой из предшествующих очередей (со второй по седьмую), но при этом не вошли в круг наследников той очереди, которая была призвана к наследованию. Первая очередь во внимание не принимается. Это логично, поскольку если наследник входит именно в эту очередь, не существует правовых оснований для отстранения от наследования по принципу очередности, ибо первая очередь и призывается к наследованию прежде всех остальных.

Такие лица всегда наследуют как наследники скользящей очереди (т.е. наравне и наряду с наследниками призванной к наследованию очереди), но только в том случае, когда они были: а) нетрудоспособны ко дню открытия наследства и одновременно с этим; б) не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении независимо от того, проживали они совместно с наследодателем или нет. Невозможность призвания указанной группы к наследованию в рамках самостоятельной очереди объективна, поскольку если эти иждивенцы так или иначе относятся к числу наследников предшествующих очередей, ситуации, когда отсутствуют наследники предшествующих очередей (условие для призвания к наследованию самостоятельной восьмой очереди), не могут возникнуть в принципе.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-58-61 (Москва и МО)
8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

3. В соответствии с п. 2 ст. 1148 к числу нетрудоспособных иждивенцев второй группы относятся граждане, которые вообще не входят в круг наследников какой-либо из семи перечисленных выше очередей. Они могут наследовать и в рамках скользящей очереди (если к наследованию призваны наследники какой-либо предшествующей очереди по закону), и самостоятельно как наследники восьмой очереди, когда нет предшествующих очередей. Однако в любом случае призвание к наследованию возможно лишь тогда, когда ко дню открытия наследства указанные лица являлись: а) нетрудоспособными и одновременно с этим; б) не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении; в) проживали совместно с ним.

4. Регулирование правового положения иждивенцев достаточно скудное, что создает ряд не имеющих однозначного решения проблем в правоприменительной практике при реализации соответствующих наследственных прав.

Так, в наследственном законодательстве прямо не определяется, что понимается под указанными выше условиями призвания к наследованию (общими являются критерии нетрудоспособности и иждивения, а для иждивенцев второй группы дополнительно требуется совместное проживание). Поэтому содержание каждого требования раскрывается на основе логического и систематического толкования и подходов, выработанных судами.

Понятие "нетрудоспособность" принято определять, основываясь на положениях гражданского и пенсионного законодательства, посредством формальных критериев возраста и состояния здоровья. В частности, нетрудоспособными считаются: а) дети, не достигшие совершеннолетнего возраста; б) лица, достигшие пенсионного возраста (женщины - 55 лет, мужчины - 60 лет); в) инвалиды (с детства, I, II, III групп), имеющие ограничение способности к трудовой деятельности (см., например, п. 2 ст. 9 Закона о трудовых пенсиях).

Судебная практика не признает нетрудоспособными тех лиц, которым пенсия назначена на льготных условиях, т.е. до достижения общего пенсионного возраста (например, военнослужащих, лиц, проживающих в районах Крайнего Севера, занятых на вредных производствах и т.п.). Вряд ли подобная практика безупречна и последовательна. Если учитывать, что критерий возраста формален, из-за чего, в частности, для признания нетрудоспособными несовершеннолетних или лиц, достигших общего пенсионного возраста, не имеет значение, осуществляют ли они трудовую деятельность, то непонятно, почему в случае сокращения пенсионного возраста соответствующие граждане не могут быть признаны нетрудоспособными для целей наследственного права.

Гражданский кодекс не устанавливает каких-либо дополнительных требований к наличию нетрудоспособности (с точки зрения ее продолжительности, получения пенсии в связи с нетрудоспособностью и т.д.). Поэтому необходимо и достаточно установить сам факт нетрудоспособности на дату открытия наследства, который возникает либо ввиду достижения определенного возраста, либо на основании признания органами государственной медико-социальной экспертизы инвалидности с ограничением к осуществлению трудовой деятельности.

5. Под нахождением на иждивении обычно понимается предоставление наследодателем полного содержания или такой помощи, которая была постоянным и основным источником средств к существованию (см., например, п. 3 ст. 9 Закона о трудовых пенсиях в РФ). Причем нахождение на иждивении приобретает юридическое значение для целей наследования, если только оно продолжалось не менее одного года до даты открытия наследства.

При кажущейся простоте установление факта нахождения на иждивении сопряжено со множеством спорных вопросов. Так, понятия "полное содержание", "основная и постоянная помощь" не определены в законодательстве и являются оценочными. Нет единообразных критериев определения того, когда тот или иной перерыв в предоставлении содержания отменяет факт нахождения на иждивении в течение года ввиду отсутствия постоянства и т.д. Представляется, что удостоверение нахождения на иждивении должно осуществляться в каждом конкретном случае с учетом всех заслуживающих внимания обстоятельств. При этом, как справедливо отмечается в литературе и поддерживается судебной практикой, получение лицом доходов из иных источников (пенсий, зарплаты и т.п.) само по себе не отменяет факта иждивения, если такие доходы незначительны по размеру в сопоставлении с помощью от наследодателя и (или) не являются регулярными (см. также: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. М., 2002. С. 182 (автор коммент. - А.Л. Маковский); Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Под ред. Н.И. Марышевой, К.Б. Ярошенко. С. 126 (автор коммент. - М.Л. Шелютто)). Кроме того, не должно придаваться юридическое значение тем источникам дохода, которые появились у иждивенца после момента открытия наследства.

Особого внимания заслуживает вопрос о том, порождает ли отношения иждивения предоставление помощи в силу принятых на себя обязанностей. Можно согласиться с мнением о том, что в случае принятия такой обязанности по договору (например, брачному, договору ренты и т.д.) отношений иждивения для целей наследственного права не возникает (Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. М., 2002. С. 182 (автор коммент. - А.Л. Маковский); Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Под ред. Н.И. Марышевой, К.Б. Ярошенко. С. 127 (автор коммент. - М.Л. Шелютто)). Такая позиция вполне логична, поскольку договор - отдельный юридический факт, воплощающий волеизъявление сторон и порождающий самостоятельные юридические последствия. Соответственно, постановка вопроса о нахождении на иждивении обоснованна, если обязанность по содержанию была обусловлена требованиями закона (например, выплата алиментов) или каким-либо моральными соображениями (т.е. обстоятельствами, которым не придается юридического значения).

6. В случае призвания к наследованию иждивенцев второй группы правовое значение приобретает дополнительное условие - совместное проживание с наследодателем. Формулировка п. 2 коммент. ст. не совсем удачна, поскольку допускает двоякое толкование. На основе грамматического анализа (соединительный союз "и") можно утверждать, что совместное проживание также должно длиться не менее одного года до даты открытия наследства. Однако если учесть, что все нормы о наследовании по закону должны толковаться буквально (на что обращал внимание КС), равным образом допустим вывод, что в тексте п. 2 ст. 1148 указание на период времени в один год сделано только для нахождения на иждивении.

Представляется, что именно первое толкование отвечает действительному смыслу, поскольку совместное проживание характеризует наличие близких отношений между наследодателем и иждивенцем и в своем роде компенсирует отсутствие семейных и кровно-родственных отношений в смысле, придаваемом им семейным законодательством. Однако при таком подходе возникают уже другие проблемы технического характера: должно ли быть совместное проживание непрерывным или могут быть какие-либо периоды отдельного проживания (например, ввиду проведения раздельного отпуска), требуется ли соблюдение формальностей в виде регистрации по месту жительства (представляется, что нет, но тогда очевидны сложности в доказывании факта совместного проживания) и т.п.

7. Обращают на себя внимание и споры об отнесении конкретных лиц к той или иной группе иждивенцев (актуальность проблемы обусловлена тем, что для призвания к наследованию иждивенцев второй группы необходимо соблюдение дополнительного условия о совместном проживании).

Так, высказано мнение, что наследники по праву представления, призываемые к наследованию в рамках соответствующих первых трех очередей лишь в случае, если до даты открытия наследства или одновременно с наследодателем умер их предок, должны быть отнесены к числу иждивенцев первой группы (подробнее см.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Под ред. Н.И. Марышевой, К.Б. Ярошенко. С. 121 - 123 (автор коммент. - М.Л. Шелютто)). Такая позиция основана на буквальном толковании п. 1 ст. 1148, в котором содержится общая отсылка ко всем наследникам по закону, отнесенным к указанным в п. 1 коммент. ст. предыдущим очередям.

Согласно противоположной точке зрения наследники по праву представления наследуют только в качестве иждивенцев второй группы, если они не были призваны по праву представления (подробнее см.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. М., 2002. С. 183 (автор коммент. - А.Л. Маковский)). Объясняется это тем, что наследники по праву представления не являются непосредственными наследниками конкретной очереди (в том смысле, что для призвания по праву представления требуется не просто отсутствие наследников предшествующих очередей, а особое обстоятельство - смерть предка, который был бы наследником той или иной очереди).

Принимая во внимание особенности наследования по праву представления (особый порядок призвания к наследованию - нечто сродни подназначению наследника), следует согласиться со вторым мнением.

8. В литературе и на практике обсуждается проблема возможной конкуренции оснований наследования, если лицо одновременно формально соответствует признакам как наследника какой-либо предшествующей очереди, так и нетрудоспособного иждивенца.

В силу принципа очередности в отношении иждивенцев первой группы конкуренция оснований исключена, поскольку признание к наследованию входящих в эту категорию граждан происходит лишь тогда, когда они не были призваны к наследованию в рамках какой-либо предшествующей очереди (за исключением первой). Иначе говоря, если к наследованию, например, призвана вторая очередь и входящий в нее брат наследодателя одновременно является нетрудоспособным иждивенцем, признание за указанным лицом права на две доли в наследственном имуществе противоречило бы закону. Нельзя говорить и о возможности выбора таким наследником основания призвания к наследованию (как наследник второй очереди или как нетрудоспособный иждивенец), поскольку наследование в рамках предшествующей очереди автоматически исключает постановку вопроса о придании юридического значения фактам нетрудоспособности и иждивения и не создает предпосылок для применения п. 1 ст. 1148.

Несколько иная позиция занята учеными, относящими наследников по праву представления к первой группе иждивенцев (выше отмечалось, что такая точка зрения нами не разделяется). В частности, указано, что хотя формально конкуренции и нет (т.е. приоритетно именно право наследования по представлению), однако целесообразно предоставить наследнику право выбора, наследовать ли по праву представления или в качестве нетрудоспособного иждивенца (см.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Под ред. Н.И. Марышевой, К.Б. Ярошенко. С. 123 (автор коммент. - М.Л. Шелютто)).

Что касается иждивенцев второй группы, потенциальная конкуренция усматривается только в отношении наследников по праву представления (если придерживаться мнения, что они относятся именно к указанному виду иждивенцев). Конкуренция с иными наследниками по закону, входящими в предшествующие очереди, в принципе исключена ввиду того, что ко второй группе иждивенцев относятся те граждане, которые не относятся к какой-либо категории наследников предшествующих очередей. Если, например, представить ситуацию, при которой племянник призван к наследованию по праву представления и при этом является нетрудоспособным иждивенцем, проживавшим вместе с наследодателем, стоит ли в этом случае говорить, что такой племянник наследовать в рамках скользящей очереди не может или, по крайней мере, должен выбрать одно из оснований призвания к наследованию? Принимая во внимание особенности наследования по праву представления, можно, на наш взгляд, признать, что наследование по праву представления и призвание в качестве непосредственного наследника являются самостоятельными, параллельно существующими основаниями наследования. Следовательно, в таких случаях допустимо одновременное наследование и по праву представления, и в рамках скользящей очереди.