Вы здесь

Комментарий к статье 408 Гражданского кодекса РФ

Статья 408. Прекращение обязательства исполнением

Комментарий к Ст. 408 ГК РФ:

1. Исполнение представляет собой основной и наиболее распространенный способ прекращения обязательства. Именно в результате исполнения достигается та цель, ради которой обязательство было установлено.

Прекращение обязательства обусловлено не всяким, а лишь надлежащим исполнением, т.е. таким, которое соответствует условиям обязательства, требованиям закона и иных правовых актов, обычаям делового оборота и иным обычно предъявляемым требованиям (см. ст. 309 ГК и коммент. к ней). Ненадлежащее исполнение не только не прекращает обязанности соответствующего лица, но и порождает дополнительные охранительные обязательства - по возмещению убытков, уплате неустойки (см. ст. 396 ГК и коммент. к ней). Лишь после того, как стороны совершат все вытекающие из обязательства действия, наступает момент, когда оно признается прекращенным.

2. В отличие от авторитетных зарубежных кодификаций (§ 366 ГГУ, ст. 1256 ФГК), а также международных актов (ст. 6.1.12 Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА, ст. 7:109 Принципов Европейского договорного права) комментируемая статья не решает вопрос о том, в счет какого из однородных обязательств должно засчитываться произведенное должником исполнение, если его недостаточно для удовлетворения по всем обязательствам.

Специальное правило на этот счет сформулировано в отечественном законодательстве лишь применительно к договору поставки (см. ст. 522 ГК РФ). Оно заключается в том, что при отсутствии указания должника произведенное исполнение засчитывается в погашение обязательства, срок исполнения которого наступил ранее. Если срок исполнения по нескольким обязательствам наступил одновременно, предоставленное исполнение засчитывается пропорционально в погашение всех этих обязательств.

Указанные правила следует по аналогии закона распространить на все случаи исполнения существующих между сторонами нескольких однородных обязательств.

3. В изъятие из общего правила, закрепленного в п. 1, в отдельных случаях надлежащее исполнение, произведенное за должника третьим лицом, влечет не прекращение обязательства, а переход к указанному третьему лицу прав кредитора по этому обязательству. Все подобные исключения, являющиеся проявлениями института суброгации в широком смысле, прямо предусмотрены законом (см. п. 2 ст. 313, ст. ст. 350, 365, 965 ГК и коммент. к ним). Их перечень является закрытым и расширительному толкованию не подлежит.

4. По своей правовой природе исполнение обязательства является сделкой, поскольку носит волевой и правомерный характер и направлено на правовой результат - прекращение обязательства.

Вопрос о характеристике сделки по исполнению должен решаться дифференцированно. Нередко (например, в отрицательных обязательствах, в обязательствах по оказанию посреднических услуг) исполнение исчерпывается лишь действиями должника и не нуждается в специальном принятии со стороны кредитора. В таких случаях исполнение представляет собой одностороннюю сделку. Однако в ряде случаев исполнение связано с осуществлением определенного распорядительного действия или предоставления, на основании которого непосредственно осуществляется переход вещи (имущественного права) от одного лица к другому. Для совершения этих действий требуется взаимная и согласованная воля двух сторон, выраженная в предложении исполнения и его принятии. Такие распорядительные сделки представляют собой двустороннюю сделку (договор) (подробнее см.: Бекленищева И.В. Гражданско-правовой договор: классическая традиция и современные тенденции. М., 2006. С. 96 - 97).

Признание исполнения обязательства сделкой позволяет распространить на него общие требования гл. 9 ГК к совершению сделок. Наиболее спорным является вопрос применения по отношению к исполнению обязательства правил о форме сделок. В доктрине получило распространение мнение, согласно которому форма исполнения обязательства должна определяться по правилам п. 3 ст. 159 ГК (см. коммент. к ней). Однако такой подход не бесспорен. Он ведет к неоправданной дифференциации исполнения договорных и внедоговорных обязательств. Кроме того, буквальное толкование п. 3 ст. 159 ГК обнаруживает иную сферу его применения - сделки, направленные на реализацию заключенного сторонами рамочного соглашения.

Судебная практика считает возможным использовать для решения вопроса о форме исполнения обязательства правила, предусмотренные ст. 161 ГК РФ. Подобная позиция также сомнительна. Правила ст. 161 ГК рассчитаны только на обязательственные дву- и многосторонние сделки (договоры), в то время как исполнение обязательства является сделкой распорядительной. Соответственно, форма ее совершения должна определяться по правилам п. 1 ст. 159 ГК РФ.

5. Пункт 2 комментируемой статьи содержит правила об оформлении принятия исполнения. Указанные положения являются достаточно традиционными для отечественного гражданского законодательства (см. ст. 228 ГК 1964 г.). В значительной степени схожие правила содержатся в немецком праве (§ 368, 369, 371 ГГК) и основанных на нем современных кодификациях ряда стран (ст. ст. 529 - 530 ГК Азербайджана, ст. ст. 429 - 422 ГК Грузии, ст. ст. 439 - 443 ГК Туркмении).

6. Следует обратить внимание на различную редакцию абз. 1 и 2 п. 2 комментируемой статьи. Если в первом случае выдача кредитором документа, подтверждающего принятие им исполнения, основывается на требовании должника, то во втором - возникает независимо от такого требования.

Выданный кредитором документ о получении долга, не содержащий сведений о процентах, предполагает полное погашение долга, в том числе и процентов.

7. Установленная абз. 2 п. 2 комментируемой статьи презумпция прекращения обязательства может быть опровергнута. При этом бремя доказывания того, что обязательство не прекратилось, возлагается на кредитора.

8. Отказ кредитора выдать расписку, вернуть долговой документ или отметить в расписке невозможность его возвращения рассматривается комментируемой статьей как просрочка кредитора. В подобных обстоятельствах, помимо возможности задержать исполнение, за должником следует признать право на возмещение причиненных просрочкой убытков (см. п. 2 ст. 406 ГК и коммент. к ней). Кроме того, к рассматриваемой ситуации применяются правила п. 3 ст. 405 и п. 3 ст. 406 ГК (см. коммент. к ним).