Вы здесь

Статья 401. Основания ответственности за нарушение обязательства

СТ 401 ГК РФ

1. Лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.

Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

2. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

3. Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

4. Заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно.

Комментарий к Ст. 401 Гражданского кодекса РФ

1. В соответствии с нормами абз. 1 п. 1 комментируемой статьи условиями наступления ответственности за нарушение (неисполнение или ненадлежащее исполнение) обязательства являются:

1) наличие вины, как умышленной, так и по неосторожности. Вина в нарушении обязательства предполагается, пока не доказано обратное. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство. Так, например, в п. 2 ст. 344 ГК РФ предусмотрено, что залогодержатель отвечает перед залогодателем за полную или частичную утрату или повреждение переданного ему предмета залога, если не докажет, что может быть освобожден от ответственности в соответствии со ст. 401 ГК РФ.

В Обзоре практики применения арбитражными судами ст. 333 ГК РФ (см. п. 7) (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 14.07.1997 N 17) Президиум ВАС РФ разъяснил, что невыделение средств из бюджета учреждению, которое по статусу не вправе осуществлять предпринимательскую деятельность, следовательно, лишено иных источников доходов, может быть признано обстоятельством, свидетельствующим об отсутствии его вины в просрочке оплаты оказанных ему услуг;

2) иные основания, предусмотренные законом или договором (т.е. ответственность наступает и при отсутствии вины).

Так, при рассмотрении дела о взыскании пени за несвоевременную оплату поставленного ресурса по договору на отпуск тепловой энергии и горячей воды для нужд населения суд кассационной инстанции отметил, что из п. 3 комментируемой статьи следует, что ответственность при отсутствии вины предусмотрена лишь для лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность. Поскольку в силу п. 1 ст. 50 ГК РФ некоммерческие организации не имеют извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяют полученную прибыль между участниками, следовательно, их ответственность наступает только при наличии вины (см. Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 25.11.2015 N Ф03-5064/2015 по делу N А16-467/2015).

Аналогичные выводы (о том, что ответственность без вины наступает лишь у лиц, не исполнивших или ненадлежащим образом исполнивших обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности) содержатся также в Обзоре судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств (см. п. 12) (утв. Президиумом ВС РФ 22.05.2013), Постановлении Шестого арбитражного апелляционного суда от 28.04.2016 N 06АП-1626/2016 по делу N А16-1672/2015, Постановлении Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 02.06.2015 N Ф01-1590/2015 по делу N А82-7458/2014 и др.

2. В силу абз. 2 п. 1 комментируемой статьи лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Так, судом с учетом положений комментируемой статьи, обоснованно установлено, что создание условий, при которых размещение информации до прохождения пользователем процедуры регистрации и принятия пользовательского соглашения не допускается, а также наличие системы предупреждений, возможности последующего контроля, администрирования и иные подобные меры являются проявлением со стороны ответчика достаточной степени заботливости и осмотрительности, какая от него требуется по характеру правоотношений. Указанные обстоятельства в силу абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ исключают наличие вины и возможность привлечения лица к гражданско-правовой ответственности (см. Постановление Суда по интеллектуальным правам от 24.04.2015 N С01-251/2015 по делу N А40-150342/2013).

В другом деле суд отметил, что ссылка ответчика на необходимость освобождения его от оплаты на основании абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ подлежит отклонению, поскольку несвоевременная оплата тепловой энергии товариществу собственниками и пользователями помещений в многоквартирном доме не является основанием для освобождения исполнителя коммунальных услуг от расчетов с ресурсоснабжающей организацией за поставленные ресурсы (см. Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 14.06.2016 N Ф02-1931/2016 по делу N А74-4525/2015).

В Постановлении Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 N 21 "О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации" (см. п. 8) конкретизировано, что отсутствие у учреждения находящихся в его распоряжении денежных средств само по себе нельзя расценивать как принятие им всех мер для надлежащего исполнения обязательства с той степенью заботливости и осмотрительности, которая требовалась от него по характеру обязательства и условиям оборота. Поэтому недофинансирование учреждения со стороны собственника его имущества само по себе не может служить обстоятельством, свидетельствующим об отсутствии вины учреждения, и, следовательно, основанием для освобождения его от ответственности на основании п. 1 ст. 401 ГК РФ.

3. Законодатель установил повышенную ответственность за нарушение обязательств стороной, осуществляющей предпринимательскую деятельность. В п. 3 комментируемой статьи предусмотрено, что лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

В силу взаимосвязанных положений гражданского законодательства и ст. 65 АПК РФ бремя доказывания наличия непреодолимой силы возложено на лицо, которое подлежит привлечению к гражданско-правовой ответственности.

Юридическая квалификация обстоятельства как непреодолимой силы возможна только при одновременном наличии совокупности ее существенных характеристик: чрезвычайности и непредотвратимости. Под чрезвычайностью <184> понимается исключительность, выход за пределы "нормального", обыденного, необычайность для тех или иных жизненных условий, что не относится к жизненному риску и не может быть учтено ни при каких обстоятельствах. Чрезвычайный характер <185> непреодолимой силы не допускает квалификации в качестве таковой любого жизненного факта, ее отличие от случая в том, что она имеет в основе объективную, а не субъективную непредотвратимость.
--------------------------------
<184> См. Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 24.11.2015 N Ф04-25772/2015 по делу N А46-1810/2015.

<185> В п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" отмечено, что требование чрезвычайности подразумевает исключительность рассматриваемого обстоятельства, наступление которого не является обычным в конкретных условиях.

Если иное не предусмотрено законом, обстоятельство признается непредотвратимым <186>, если любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления этого обстоятельства или его последствий.
--------------------------------
<186> См. п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств".

Так, при рассмотрении дела о взыскании реального ущерба в размере стоимости утраченного груза суд отметил, что профессиональный перевозчик, не исполнивший или ненадлежащим образом исполнивший обязательство, являясь субъектом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, несет гражданско-правовую ответственность независимо от наличия или отсутствия вины и может быть освобожден от нее лишь при наличии обстоятельств, которые он не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело (см. Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 24.11.2015 N Ф04-25772/2015 по делу N А46-1810/2015).

В соответствии с п. 3 комментируемой статьи к обстоятельствам непреодолимой силы не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств. Так, например, Верховный Суд РФ в Определении от 24.03.2015 N 306-ЭС14-7853 по делу N А65-29455/2013 отметил, что занятость подъездных путей и скопление груженых цистерн на путях необщего пользования свидетельствует о нарушении обязанностей со стороны контрагентов должника, что не может рассматриваться как обстоятельство, исключающее ответственность ООО "Октан-Ресурс". Покупатель, взяв на себя обязательства своевременно отправить порожние вагоно-цистерны, должен был наладить со своими контрагентами договорные отношения таким образом, чтобы стимулировать их к своевременному освобождению железнодорожных путей для отправки порожних вагоно-цистерн, то есть нарушение условий договора поставки вызвано не объективными, а субъективными факторами. Ввиду указанного выше, а также того, что лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность, несут ответственность независимо от наличия или отсутствия вины, суды при рассмотрении настоящего дела не могли отказать истцу в удовлетворении заявленных требований.

В п. п. 8 и 9 Постановления от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" Пленум ВС РФ уточнил, что:

1) не могут быть признаны непреодолимой силой обстоятельства, наступление которых зависело от воли или действий стороны обязательства, например, отсутствие у должника необходимых денежных средств, нарушение обязательств его контрагентами, неправомерные действия его представителей;

2) наступление обстоятельств непреодолимой силы само по себе не прекращает обязательство должника, если исполнение остается возможным после того, как они отпали;

3) кредитор не лишен права отказаться от договора, если вследствие просрочки, возникшей в связи с наступлением обстоятельств непреодолимой силы, он утратил интерес в исполнении. При этом должник не отвечает перед кредитором за убытки, причиненные просрочкой исполнения обязательств вследствие наступления обстоятельств непреодолимой силы (п. 3 ст. 401, п. 2 ст. 405 ГК РФ).

4. Умышленная вина всегда влечет за собой ответственность. Поэтому в п. 4 комментируемой статьи предусмотрено, что любое заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно.

Пленум ВС РФ по этому поводу разъяснил, что если в пределах, установленных п. 4 ст. 401 ГК РФ, в заранее заключенном соглашении указаны обстоятельства, устраняющие или ограничивающие ответственность должника за неумышленное нарушение обязательства, то на него возлагается бремя доказывания их наступления. Заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности не освобождает от ответственности за умышленное нарушение обязательства. Отсутствие умысла доказывается лицом, нарушившим обязательство. Например, в обоснование отсутствия умысла должником, ответственность которого устранена или ограничена соглашением сторон, могут быть представлены доказательства того, что им проявлена хотя бы минимальная степень заботливости и осмотрительности при исполнении обязательства (см. п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств").