Вы здесь

Комментарий к статье 390 Гражданского кодекса РФ

Статья 390. Ответственность кредитора, уступившего требование

Комментарий к Ст. 390 ГК РФ:

1. Комментируемая статья регулирует взаимоотношения сторон как субъектов каузальной сделки, лежащей в основании цессии. Она закрепляет принцип, известный еще в римском праве, согласно которому цедент несет ответственность перед цессионарием за недействительность требования, являющегося предметом уступки.

Уступаемое право признается действительным при одновременном наличии следующих условий: а) оно существует юридически и фактически (если только не является будущим); б) оно принадлежит цеденту; в) цедент управомочен на совершение уступки. Отсутствие хотя бы одного из названных условий влечет недействительность цессии. Так, недействительной будет передача права, основанного на недействительной сделке цедента и должника, уступка требования, уже не существующего (прекращенного) на момент уступки. Недействительной следует считать цессию требования, обладателем которого цедент на момент уступки не являлся (например, ввиду того, что это требование было прекращено либо ранее оно было уступлено им другому лицу).

Недействительность уступки не означает автоматической ничтожности сделки, лежащей в ее основании (купли-продажи, дарения и т.п.). Передача недействительного (например, несуществующего) права должна расцениваться как неисполнение вытекающих из обязательственной сделки-основания обязанностей. Как следствие, подобное неисполнение может повлечь ответственность нарушителя-цедента, но никак не ничтожность самой обязательственной сделки (см. п. 1 письма ВАС N 120).

2. Положения комментируемой статьи об ответственности цедента за действительность уступаемого требования подлежат расширительному толкованию. Ими охватывается также ответственность цедента: за обременение уступаемого права любыми правами и притязаниями третьих лиц; наличие у должника возражений для защиты (например, о пропуске исковой давности, неисполнении встречного обязательства цедентом, зачете); изменение требования и договора, из которого оно вытекает, без согласия цессионария (см.: Новоселова Л.А. Комментарий к Обзору практики рассмотрения споров, связанных с уступкой требования // Вестник ВАС. 2008. N 1. С. 29 - 30; ст. 9.1.15 Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА, ст. 11:204 Принципов Европейского договорного права).

3. Правила комментируемой статьи не применяются при безвозмездности обязательственной сделки, лежащей в основании цессии (см. п. 3 ст. 576 ГК РФ). Подобное изъятие не совсем корректно, поскольку расходится с общими принципами гл. 32 ГК об ответственности дарителя, не устанавливающими подобных ограничений (иное мнение см.: Гражданское право: Учеб. Т. 2 / Под ред. А.П. Сергеева. М., 2009. С. 144 - 145 (автор главы - Е.А. Крашенинников)).

4. Правило об ответственности цедента за недействительность переданного требования изложено императивно, что исключает возможность его изменения соглашением сторон (ср. с п. 1 ст. 827 ГК РФ).

5. Отвечая за действительность, цедент не отвечает за фактическую осуществимость уступаемого права. Тем самым комментируемая статья возлагает на цессионария риск неисполнения (ненадлежащего исполнения) должником уступленного права.

Однако соглашением цессионария с цедентом, по которому последний принимает на себя поручительство за должника, такой риск может быть перенесен на цедента. При наличии подобного соглашения отношения между цедентом и цессионарием, помимо правил, относящихся к связывающей их обязательственной сделке, будут регулироваться также положениями о поручительстве (см. коммент. к § 5 гл. 23 ГК РФ).