Вы здесь

Статья 388. Условия уступки требования

СТ 388 ГК РФ

1. Уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону.

2. Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

3. Соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку и не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование, но кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения.

4. Право на получение неденежного исполнения может быть уступлено без согласия должника, если уступка не делает исполнение его обязательства значительно более обременительным для него.

Соглашением между должником и цедентом может быть запрещена или ограничена уступка права на получение неденежного исполнения.

5. Солидарный кредитор вправе уступить требование третьему лицу с согласия других кредиторов, если иное не предусмотрено соглашением между ними.

Комментарий к Ст. 388 Гражданского кодекса РФ

1. Законодательно закреплены следующие условия уступки требования:

1) допускается уступка требования между кредитором (цедентом) и другим лицом (цессионарием) при условии, что такая уступка требования не противоречит закону. При этом цедентом является первоначальный кредитор, уступающий требования другому лицу (новому кредитору), а цессионарием - новый кредитор, которому уступается соответствующее требование;

2) установлен запрет уступки требования без согласия должника по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (например, уступка права требования по договору о совместной деятельности без согласия всех участников невозможна, так как личность участника имеет существенное значение);

3) закреплены правовые последствия заключения соглашения между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству.

При этом заключение соглашения:

а) не лишает юридической силы уступку;

б) не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование;

в) кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за неисполнение условий соглашения;

4) предусмотрено право на получение неденежного исполнения как один из видов уступки требования, которое может быть уступлено без согласия должника, если уступка не делает исполнение его обязательства значительно более обременительным для него. При этом должнику и цеденту предоставлена возможность заключить между собой соглашение, содержащее условие о запрете или ограничении уступки права на получение неденежного исполнения;

5) предусмотрена возможность уступки требования солидарным кредитором. У солидарного кредитора право уступить требование третьему лицу возникает только с согласия других солидарных кредиторов, иное может быть предусмотрено соглашением между солидарными кредиторами.

Следует отметить, что комментируемая статья посвящена в большей степени не условиям уступки требования, а ограничениям при такой уступке. Пунктом 1 комментируемой статьи устанавливается общий запрет на уступку требования, если такая уступка противоречит закону. В частности, противоречить закону будет уступка прав, которые не могут переходить к другим лицам (ст. 383 ГК РФ). Противоречить закону будет и уступка, представляющая собой злоупотребление правом, например совершенная лишь с целью создать дополнительные обременения должнику, а также уступка, совершенная в целях ограничения конкуренции или злоупотребления доминирующим положением на рынке (ст. 10 ГК РФ). Уступка прав, осуществление которых требует специальных разрешений или лицензий, также противоречит закону. Исключениями являются уступка банком своих прав по кредитному договору лицу, не имеющему банковской лицензии, и передача страховщиком прав, полученных в результате суброгации, лицу, не имеющему лицензии на осуществление страховой деятельности (см. п. п. 2, 3 информационного письма ВАС РФ от 30.10.2007 N 120).

2. Пункт 2 комментируемой статьи не допускает уступку без согласия должника в случае, если личность кредитора в обязательстве имеет для должника существенное значение. При возникновении спора доказывать данное обстоятельство надлежит должнику. Факт же получения согласия со стороны должника должны доказать стороны договора об уступке требования.

Нормы п. 2 комментируемой статьи необходимо отличать от дефиниции ст. 383 ГК РФ. В случае с отношениями, регулируемыми ст. 383 ГК РФ, имеет место связь личности кредитора с обязательствами. Эти обязательства персональны, а связь формализована. В случае же с комментируемой нормой связь существует между должником и кредитором, и эта связь может как иметь формально-правовой характер (должник и кредитор являются родственниками, например), так и не быть формализованной.

3. В силу п. 3 комментируемой статьи соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству:

а) не лишает силы такую уступку;

б) не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование, но кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения.

4. Соглашением между должником и кредитором может быть запрещена уступка неденежного исполнения другому лицу. Такое соглашение может быть заключено одновременно с основным соглашением, являясь его частью, а может быть заключено в иной момент (ранее или позднее), отдельно от основного соглашения, из которого неденежное требование кредитора происходит.

Право на получение неденежного исполнения может быть уступлено без согласия должника, если уступка не делает исполнение его обязательства значительно более обременительным для него. Для установления допустимости уступки в данном случае необходимо определить, во-первых, обременяет ли уступка должника дополнительно. Если исполнение должником обязательства цеденту связано с определенными обременениями, исполнение должником обязательства цессионарию, даже будучи обременительным, само по себе дополнительных обременений для должника не создает. Например, должник обязан передать предмет договора в месте нахождения кредитора. Это действие, безусловно, обременяет должника, но изменение места исполнения в связи с переходом права к цессионарию, находящемуся в том же населенном пункте, что и цедент, не создает дополнительного обременения, а лишь заменяет одно обременение другим, равнозначным.

Под дополнительными обременениями следует понимать:

- обязанность должника выполнить дополнительные действия;

- необходимость исполнить обязательство иным, отличным от первоначального, способом;

- необходимость нести дополнительные затраты при исполнении обязательства.

Во-вторых, если дополнительные обременения для должника уступкой требования все же создаются, необходимо рассмотреть, насколько они существенны. При оценке данного обстоятельства необходимо учитывать значительность обременений, которые понес бы должник при исполнении обязательства цеденту. Существенность здесь следует понимать относительную, а не абсолютную, беря за ориентир обременения, которые несет должник при исполнении обязательства цеденту.

В соответствии с п. 14 информационного письма ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 должник обязан доказывать, каким образом уступка нарушает его права и законные интересы. Поскольку дополнительные обременения, налагаемые на должника уступкой, являются частным случаем нарушения законных интересов должника, доказывать как само наличие этих обременений, так и их значительность обязан должник.

5. Пунктом 5 комментируемой статьи устанавливается запрет на уступку солидарного требования одним из кредиторов без согласия других кредиторов. Нормой не регулируется ни форма обращения за таким согласием, ни форма самого согласия. Поскольку согласие есть сделка, то к его форме применяются общие нормы о форме сделок ст. ст. 158 - 165 ГК РФ, из которых можно сделать вывод, что согласие может быть выражено в любой форме, если соглашением между солидарными кредиторами не предусмотрено иное. Тем не менее кредитору, пожелавшему уступить свои права требования, необходимо учитывать, что обязанность доказывания факта согласия остальных солидарных кредиторов лежит на нем, факт же письменного согласия доказать проще.

Согласие может быть как общим, так и конкретизированным, то есть согласием на совершение отчуждения по определенной сделке. Положениями статьи не предусмотрено отзыва согласия.

ГК РФ не запрещает остальным солидарным кредиторам выдвигать дополнительные требования в обмен на выражение согласия. Например, другие кредиторы могут потребовать для себя преимущественного права приобретения уступаемого требования, как условие дачи общего согласия на уступку.

В соответствии с комментируемым пунктом солидарные кредиторы могут прийти к соглашению, которым устанавливаются иные правила относительно уступки требования, чем установлены п. 5 комментируемой статьи. Указанным соглашением может быть установлен как полный запрет на уступку права одним из сокредиторов, так и право кредитора произвести уступку без согласия других сокредиторов.

6. Судебная практика:

- Определение КС РФ от 20.10.2011 N 1473-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Величковского Леонида Борисовича на нарушение его конституционных прав положениями статей 382, 383, 384 и 388 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также части 1 статьи 9 и части 7 статьи 14 Федерального закона "О валютном регулировании и валютном контроле";

- Постановление Пленума ВС РФ от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" (см. п. 16);

- "Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2015)" (утв. Президиумом ВС РФ 25.11.2015) (см. вопрос 5 из раздела "Разъяснения по вопросам, возникающим в судебной практике", вопрос 7 из раздела "Процессуальные вопросы");

- информационное письмо Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 "Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации";

- Постановление Арбитражного суда Московского округа от 01.08.2016 N Ф05-7351/2016 по делу N А40-114718/2015 (о взыскании страхового возмещения);

- Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 26.07.2016 N Ф09-8418/15 по делу N А60-9388/2015 (определением заявление о процессуальном правопреемстве удовлетворено, произведена замена взыскателя ввиду наличия соответствующего закону договора цессии, ответчик был надлежащим образом извещен о принятии заявления о процессуальном правопреемстве к рассмотрению);

- Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 21.07.2016 N Ф01-2541/2016 по делу N А79-3896/2013 (определением произведена замена взыскателя по определению суда первой инстанции, подтвержденному исполнительным листом, поскольку правопреемство произошло в материальном правоотношении);

- Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 21.07.2016 N Ф04-2668/2016 по делу N А75-7745/2015 (о включении приобретенного в порядке цессии требования в размере задолженности по договору займа и соглашению о новации в реестр требований кредиторов должника);

- Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 12.04.2016 N Ф01-1012/2016 по делу N А11-1445/2015 (о замене кредитора в реестре требований кредиторов должника на основании договора уступки права требования);

- Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11.03.2016 N Ф02-7785/2015, Ф02-1317/2016, Ф02-1167/2016 по делу N А33-25070/2014 (о признании недействительной уступки прав (требований) по договору об открытии кредитной линии, применении последствий ее недействительности).