Вы здесь

Комментарий к статье 325 Гражданского кодекса РФ

Статья 325. Исполнение солидарной обязанности одним из должников

Комментарий к Ст. 325 ГК РФ:

1. Надлежащее исполнение, произведенное одним из солидарных должников, погашает обязательство и, как следствие, освобождает других должников от исполнения кредитору. Однако этим еще не прекращается правовая связь между самими содолжниками.

2. Хотя, производя исполнение кредитору, должник погашает собственный долг, данное обстоятельство освобождает от обязательства и других солидарных должников. Поскольку последние получают определенную имущественную выгоду за счет потерь одного из должников, закон в качестве общего правила требует возместить должнику, уплатившему долг, соответствующую долю.

Пункт 2 комментируемой статьи предоставляет такому должнику право регрессного (обратного) требования к остальным должникам в равных долях за вычетом доли, падающей на него самого.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-58-61 (Москва и МО)
8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

Отечественное законодательство традиционно не признает за рассматриваемой ситуацией перехода прав кредитора к должнику, исполнившему обязательство, считая право последнего к остальным содолжникам регрессным (см. ст. 115 ГК 1922 г., ст. 183 ГК 1964 г.).

Используемая п. 2 комментируемой статьи конструкция регресса дает основание констатировать самостоятельность и независимость права такого должника (регредиента) от существовавшего права кредитора. Соответственно, с прекращением основного обязательства утрачивают силу дополнительные по отношению к нему обязательства, прекращается начисление процентов на сумму долга и т.п. Равным образом в рамках регрессного обязательства регрессанты (должники) не могут использовать возражения, которые они могли противопоставить кредитору (иное мнение - см.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. 2-е изд. М., 2002. С. 681 (автор комментария - М.И. Брагинский) - необоснованно, поскольку не учитывает самостоятельности регресса). Наконец, самостоятельность регрессного требования означает, что срок исковой давности по этому требованию должен исчисляться с момента его возникновения (момента погашения солидарного обязательства одним из содолжников).

3. Следует иметь в виду, что возникновение регрессного обязательства связывается не с фактом прекращения обязательственной связи содолжников с кредитором, а с той имущественной выгодой в виде уменьшения бремени долга, которая наступает для содолжников вследствие удовлетворения кредитора. Поэтому правила п. 2 комментируемой статьи применимы и к ситуации частичного исполнения обязательства одним из содолжников. При этом вычет доли, падающей на уплатившего содолжника, осуществляется пропорционально уплаченному им (подробнее см.: Сарбаш С.В. Исполнение договорного обязательства. С. 288).

4. Правила п. 2 комментируемой статьи допускают, что иное может вытекать из отношений между солидарными должниками. Так, значительным своеобразием характеризуется солидарное обязательство, возникающее при поручительстве. Специфика его заключается в том, что в качестве последствия исполнения обязательства поручителем п. 2 ст. 365 ГК (см. коммент. к ней) называет переход к поручителю прав кредитора по этому обязательству. Статья 387 ГК (см. коммент. к ней) рассматривает данную ситуацию как частный случай перехода прав кредитора к другому лицу в силу закона. Таким образом, законодатель отказывается здесь от общей конструкции регресса, заменяя ее механизмом перехода прав требования кредитора к исполнившему обязательство должнику. Соответственно, правила комментируемой статьи к солидарному обязательству поручителя и должника не применяются (следует, правда, отметить, что соответствующие нормы ст. ст. 365 и 387 ГК получили неоднозначное толкование в доктрине и судебно-арбитражной практике).

5. Правила комментируемой статьи по аналогии применяются и к ситуациям, когда полное исполнение произведено несколькими солидарными должниками.

6. В силу п. 3 комментируемой статьи указанные правила применяются при прекращении солидарного обязательства зачетом встречного однородного требования одного из должников (см. ст. 410 ГК и коммент. к ней). Вопрос о влиянии на солидарное обязательство других оснований прекращения обязательств законодателем не решен и представляет известную сложность для доктрины (см.: Голевинский В. О происхождении и делении обязательств. Варшава, 1872. С. 236 - 240; Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. С. 212 - 213 (автор главы - И.Б. Новицкий)).