Вы здесь

Комментарий к статье 152 Гражданского кодекса РФ

Статья 152. Защита чести, достоинства и деловой репутации

Комментарий к Ст. 152 ГК РФ:

1. Легальное определение чести, достоинства и деловой репутации отсутствует. Обычно в доктрине под честью понимается социальная оценка качеств и способностей конкретной личности, достоинством - самооценка своих качеств и способностей, репутацией (лат. reputatio - обдумывание, размышление) - сложившееся о лице мнение, основанное на оценке его общественно значимых качеств, в том числе профессиональных (в последнем случае принято говорить о деловой репутации). Причем репутация как сложившееся о лице общественное мнение персонифицируется, помимо прочего, через имя (наименование) (любой субъект вправе требовать от всех и каждого, чтобы с его именем (наименованием) связывались лишь те поступки и (или) события, в которых он участвовал) и внешний облик. Поэтому защиту репутации нередко называют защитой доброго имени и связывают также с защитой изображения гражданина (см. коммент. к ст. 152.1 ГК РФ).

Хотя все указанные блага признаются самостоятельными, по содержанию они неразрывно друг с другом связаны, определяя статус личности, ее самооценку, положение в обществе и основы объективного восприятия окружающими. В этом смысле защита репутации совпадает с защитой чести и достоинства в том виде, в каком она обеспечивается законом (см. подробнее: Сергеев А.П. Право на защиту репутации. Л., 1989. С. 4), а вместе они служат необходимым ограничением злоупотребления свободой слова и массовой информации (абз. 4 преамбулы, п. 1 Постановления ВС N 3). Поэтому защита чести и достоинства одновременно имеет место с защитой имени и неприкосновенности личной жизни (условно это называется защитой репутации в широком смысле).

2. Согласно п. 1 ст. 152 основанием для защиты чести, достоинства, деловой репутации является одновременное наличие следующих условий: не соответствующие действительности сведения о фактах, имеющие порочащий характер, распространены третьим лицом.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (495) 899-03-81 (Москва и МО)
8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

В теории под сведениями о фактах, не соответствующих действительности, обычно понимаются фактологические суждения о качествах и способностях лица, его поведении, образе жизни, событиях, происшедших в жизни, к которым применимы критерии истинности и ложности (т.е. имеется возможность проверки), например утверждения о совершении лицом правонарушения, наличии у него садистских или мазохистских наклонностей и т.п. Судебной практикой занята позиция, согласно которой не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законом судебный порядок (например, не могут быть опровергнуты в порядке ст. 152 ГК сведения, изложенные в приказе об увольнении, поскольку такой приказ может быть оспорен только в порядке, предусмотренном ТК) (абз. 4 п. 7 Постановления ВС N 3).

От фактологических суждений необходимо отличать оценочные, к которым неприменимы критерии истинности (ложности), поскольку такие суждения выражают лишь частное мнение третьего лица, его отношение к предмету мысли в целом или к отдельным признакам (например, суждение о том, что у человека дружелюбный (воинствующий) вид и т.п.). Следовательно, высказывание оценочного суждения не может нарушать честь, достоинство и деловую репутацию. Другое дело, если такое оценочное суждение высказано в неприличной форме (посредством ненормативной лексики и т.п.), при наличии признаков состава преступления честь и достоинство могут быть защищены посредством привлечения к уголовной ответственности за оскорбление (ст. 130 УК).

В доктрине выделяют так называемые оценочные суждения с фактической ссылкой, которые содержат утверждения в форме оценки (например, указание на то, что человек подлый, беспринципный и т.п.). Невозможно однозначно ответить, следует ли распространение таких сведений считать умалением чести, достоинства и деловой репутации. С точки зрения содержания достаточно сложно отграничить просто оценочные суждения от оценочных суждений с фактической ссылкой, поскольку связь с фактами так или иначе присуща любой оценке качеств субъекта. Если сведения не являются нейтральными по своему характеру с точки зрения этики и при этом могут быть проверены на соответствие действительности, то лишь с учетом конкретных обстоятельств в каждом случае, а также в условиях принятия во внимание именно сущности сведений, а не отдельных деталей защита чести, достоинства и деловой репутации, как представляется, допустима.

Порочащими признаются сведения, содержащие утверждения о нарушении физическим (юридическим) лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица (абз. 5 п. 7 Постановления ВС N 3). Понятие "порочащие сведения" носит оценочный характер, поэтому приведенный выше перечень вряд ли можно считать исчерпывающим. Порочащими следует считать любые сведения, содержащие отрицательную информацию правового или морального характера (см. также: Сергеев А.П. Указ. соч. С. 24 - 25). Однако проблема квалификации сведений в качестве порочащих также не имеет универсального решения. Необходим учет всех конкретных обстоятельств дела, в том числе связанных с личностью и пострадавшего лица, и лица, распространившего сведения.

Нормы ст. 152 не применяются к случаям так называемой диффамации, т.е. распространения соответствующих действительности сведений, порочащих лицо (например, о наличии судимости, венерической болезни и т.п.) или даже не порочащих, но отрицательно характеризующих, или просто неприятных либо нежелательных для конкретного лица (в частности, разглашение семейных тайн, сведений о физических недостатках и т.п.). В подобных ситуациях законные интересы пострадавшего обеспечиваются нормами о защите неприкосновенности частной жизни и т.п. (такой подход нашел подтверждение и в судебной практике - см. абз. 1, 2 п. 8 Постановления ВС N 3).

Под распространением не соответствующих действительности и порочащих сведений обычно понимается опубликование таких сведений в печати, трансляция по радио и телевидению, демонстрация в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений тому, кого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности (абз. 2 п. 7 Постановления ВС N 3).

Вопрос о распространении сведений не всегда очевиден. В частности, иногда граждане обращаются в государственные (муниципальные) органы с заявлениями, содержащими сведения (например, о совершенном либо готовящемся преступлении), которые не соответствуют действительности. Само по себе такое обращение не может служить основанием для привлечения заявителя к гражданско-правовой ответственности по ст. 152, если только не будет установлено, что обращение в органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано было не намерением исполнить гражданский долг, а исключительно желанием причинить вред другому лицу (п. 10 Постановления ВС N 3).

Наконец, распространение указанных выше сведений должно быть осуществлено именно третьим лицом. В частности, это означает, что распространение каких бы то ни было сведений лицом о самом себе не может считаться обстоятельством, нарушающим условия объективности формирования мнения о соответствующей личности, которое не в последнюю очередь зависит от собственного поведения. Из смысла ст. 152 вытекает, что данное правило имеет исключения. Так, если лицо распространяет о себе порочащие сведения в результате оказываемого на него физического и (или) психического насилия, то налицо умаление чести, достоинства и деловой репутации в результате неправомерных действий другого лица, которое и должно выступать обязанной стороной по требованию о защите чести, достоинства и деловой репутации.

3. Как следует из п. п. 1, 7 комментируемой статьи, субъектами права на защиту выступают граждане и юридические лица, считающие, что о них распространены порочащие сведения, не соответствующие действительности. Защита интересов несовершеннолетних или недееспособных осуществляется их законными представителями.

По требованию заинтересованных лиц (например, родственников, наследников и т.п.) защита чести, достоинства и деловой репутации гражданина допускается и после его смерти. Такое правило оправданно, поскольку сохранение доброй памяти о человеке общественно значимо. К тому же защита интересов умерших неразрывно связана с обеспечением защиты интересов живых, в частности родных и близких. По смыслу закона защита деловой репутации прекратившего свое существование юридического лица допускается по требованию его правопреемников.

В теории справедливо указано, что субъектами соответствующего права на защиту могут выступать и не наделенные правами юридического лица коллективы при наличии организационного единства (см. подробнее: Сергеев А.П. Указ. соч. С. 11 - 12). Например, своеобразным коллективом можно назвать семью, любой дееспособный член которой может выступать в защиту не только от себя лично, но и от имени всей семьи в целом (защита семейной чести и репутации).

4. Обязанными лицами по требованиям о защите чести, достоинства и деловой репутации признаются лица, выступающие источником информации (традиционно их называют авторами, хотя терминология не совсем удачна), и лица, распространившие соответствующие сведения.

К примеру, в зависимости от конкретных обстоятельств указанными лицами являются: а) автор и редакция соответствующего средства массовой информации, если оспариваемые сведения были распространены в средствах массовой информации с указанием лица, являющегося их источником; б) редакция средства массовой информации, т.е. организация, физическое лицо или группа физических лиц, осуществляющие производство и выпуск конкретного средства массовой информации (п. 9 ст. 2 Закона о средствах массовой информации), а также учредитель в случае отсутствия у редакции статуса юридического лица, если при опубликовании или ином распространении не соответствующих действительности порочащих сведений не обозначено имя автора (абз. 2, 3 п. 5 Постановления ВС N 3); в) юридическое лицо (ст. 1068 ГК РФ), работником которого были распространены порочащие и не соответствующие действительности сведения в связи с осуществлением профессиональной деятельности от имени организации, в которой он работает (например, в служебной характеристике) (абз. 4 п. 5 Постановления ВС N 3).

5. При заявлении требования о защите чести, достоинства и деловой репутации бремя доказывания распределяется следующим образом. Пострадавший должен доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлено требование, и их порочащий характер. Ответчик, напротив, обязан обосновать соответствие действительности распространенных сведений (абз. 1 п. 9 Постановления ВС N 3).

Законом могут устанавливаться случаи освобождения от ответственности за распространение недостоверных порочащих сведений. Так, ответственность не наступает, если эти сведения присутствуют в обязательных сообщениях; получены от информационных агентств; содержатся в ответе на запрос информации либо в материалах пресс-служб государственных (муниципальных) органов, организаций, учреждений, предприятий, органов общественных объединений; являются дословным воспроизведением фрагментов выступлений депутатов, делегатов съездов, конференций, пленумов общественных объединений, а также официальных выступлений должностных лиц государственных (муниципальных) органов, организаций и общественных объединений; содержатся в авторских произведениях, идущих в эфир без предварительной записи, либо в текстах, не подлежащих редактированию; являются дословным воспроизведением сообщений и материалов или их фрагментов, распространенных другим средством массовой информации, которое может быть установлено и привлечено к ответственности за данное нарушение (ст. 57 Закона о средствах массовой информации). Указанный перечень носит закрытый характер и не подлежит расширительному толкованию. Поэтому, например, не может служить основанием для освобождения от ответственности ссылка на то, что публикация представляет собой рекламный материал (абз. 1 п. 12 Постановления ВС N 3).

Согласно п. 6 комментируемой статьи защита чести, достоинства и деловой репутации обеспечивается законодательством и в том случае, если невозможно установить лицо, распространившее недостоверные сведения (например, при направлении анонимных писем в адрес граждан и организаций либо распространении сведений в сети Интернет лицом, которое невозможно идентифицировать). Пострадавший вправе обратиться в суд с заявлением о признании таких сведений не соответствующими действительности в порядке особого производства (абз. 3 п. 2 Постановления ВС N 3).

6. Специальным способом защиты чести, достоинства и деловой репутации является опровержение (п. п. 2, 3 комментируемой статьи). Однако по своей природе оно является разновидностью такого общего способа защиты, как пресечение противоправных действий и восстановление положения, существовавшего до нарушения, и может реализовываться в рамках: а) неюрисдикционной (например, право гражданина на ответ, реплику, т.е. опубликование в распространившем сведения средстве массовой информации своего ответа на публикацию) или б) юрисдикционной формы защиты (в частности, посредством обращения с иском в суд). При удовлетворении иска суд в резолютивной части решения обязан указать способ и порядок опровержения не соответствующих действительности порочащих сведений и при необходимости изложить текст такого опровержения, указав, какие именно сведения являются не соответствующими действительности и порочащими, когда и как они были распространены, а также определить срок, в течение которого оно должно последовать (абз. 1, 2 п. 17 Постановления ВС N 3).

Если недостоверные порочащие сведения были распространены в средствах массовой информации, они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации либо, когда выпуск средства массовой информации, в котором были распространены опровергнутые сведения, на время рассмотрения спора прекращен, за счет ответчика опровергнуты в другом средстве массовой информации (п. 13 Постановления ВС N 3). Если указанные сведения содержатся в документе, исходящем от организации, такой документ подлежит замене или отзыву.

Извинение как способ судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации ГК не предусмотрен, поэтому суд не вправе обязывать ответчиков по данной категории дел принести истцам извинения в той или иной форме. Однако суд вправе утвердить мировое соглашение, в соответствии с которым стороны по обоюдному согласию предусмотрели принесение ответчиком извинения в связи с распространением не соответствующих действительности порочащих сведений в отношении истца, поскольку это не нарушает прав и законных интересов других лиц и не противоречит закону (абз. 2, 3 п. 18 Постановления ВС N 3).

Невыполнение решения суда влечет наложение на нарушителя штрафа, который взыскивается в доход Российской Федерации. При этом уплата штрафа не освобождает нарушителя от обязанности выполнить предусмотренное решением суда действие по опровержению (п. 4 комментируемой статьи).

7. Согласно п. 5 ст. 152 опровержение недостоверных порочащих сведений может применяться наряду с иными способами защиты, в частности возмещением убытков (см. коммент. к ст. 15 ГК РФ) и компенсацией морального вреда (см. коммент. к ст. 151 ГК РФ), которая может быть взыскана только в пользу истца, но не указанных им лиц (абз. 1 п. 18 Постановления ВС N 3).

В настоящее время судебной практикой занята довольно спорная позиция о возможности компенсации морального вреда юридическому лицу в случае умаления его деловой репутации. Считается, что поскольку правило о возможности требовать наряду с опровержением недостоверных порочащих сведений убытков и морального вреда в части, касающейся деловой репутации гражданина, соответственно, применяется и к защите деловой репутации юридических лиц (п. 7 комментируемой статьи), постольку указанное правило в полном объеме применяется и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица (абз. 1 п. 15 Постановления ВС N 3). Такая позиция не согласуется с легальным определением морального вреда как физических и нравственных страданий (абз. 1 ст. 151 ГК РФ), которые может испытывать лишь физическое, но не юридическое лицо, поскольку последнее является искусственно созданным (фикционным) субъектом права.

Как бы то ни было, если уж и допускать возможность компенсации юридическому лицу иного (помимо имущественного) вреда, необходимо говорить о некой иной разновидности неимущественного вреда, чем моральный вред. В частности, в соответствии с абз. 5 п. 2 Определения КС от 4 декабря 2003 г. N 508-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана В.А. на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации" (Вестник КС. 2004. N 3) применимость того или иного конкретного способа защиты нарушенных гражданских прав к защите деловой репутации юридических лиц должна определяться исходя именно из природы юридического лица. Отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.

Позиция КС достаточно разумна и соответствует положениям п. 2 ст. 150 ГК РФ, однако требуется внесение изменений в действующее законодательство для однозначного решения указанной проблемы.