Вы здесь

Комментарий к статье 85 Гражданского кодекса РФ

Статья 85. Права и обязанности вкладчика товарищества на вере

Комментарий к Ст. 85 ГК РФ:

1. Комментируемая статья посвящена обязанностям и правам вкладчиков. В п. 1 установлена единственная обязанность вкладчика - внести вклад в складочный капитал коммандиты. Закон не предъявляет никаких требований к соотношению в складочном капитале коммандиты вкладов полных товарищей и вкладчиков и отдает этот вопрос на усмотрение полных товарищей. Это позволяет им (и создаваемой коммандите) привлекать значительный капитал вкладчиков (коммандитный капитал). Закон не предъявляет никаких требований и к величине складочного капитала коммандиты, так как права кредиторов здесь (как и в полном товариществе) обеспечивает ответственность ее полных товарищей (а не складочный капитал), и все же внесение вкладов полными товарищами и вкладчиками ГК признает не правом, а именно обязанностью (п. 2 ст. 83, п. 1 ст. 85). Наконец, закон не предусматривает и специальной формулы накопления складочного капитала коммандиты.

Что касается полных товарищей, каждый из них должен внести не менее половины своего вклада к моменту регистрации коммандиты (п. 2 ст. 73 в связи с п. 2 ст. 82 ГК РФ). Применительно к вкладчикам закон ограничивается требованием, чтобы учредительный договор коммандиты определял совокупный размер вкладов, вносимых вкладчиками (п. 2 ст. 83 ГК РФ). Коммандита не может существовать без участия вкладчика (вкладчиков) (п. 1 ст. 82, см. также абз. 1 п. 1 ст. 86 ГК РФ), однако необходимость участия вкладчиков в коммандите не означает необходимости их участия в момент ее создания (регистрации).

Поскольку вкладчики не являются участниками учредительного договора коммандиты, а внесение вклада удостоверяется свидетельством об участии, выдаваемым вкладчику коммандитой (п. 1 ст. 85), очевидно следующее: а) вкладчики становятся участниками самой коммандиты, приобретая членство в ней по самостоятельному правовому основанию - договору об участии (поэтому следует исключить конструкцию договора присоединения вкладчиков к учредительному договору - ст. 428 ГК РФ); б) отношения по внесению вкладов вкладчики выстраивают с самой коммандитой (а не с полными товарищами), а значит, к моменту внесения вкладов коммандита должна существовать как ЮЛ, а вкладчики вносят свои вклады после ее создания (регистрации); в) вкладчики вносят свои вклады всегда после того, как все полные товарищи внесли по крайней мере половину своего вклада; г) все правила п. 2 ст. 73 ГК распространяются только на полных товарищей и не касаются вкладчиков.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-58-61 (Москва и МО)
8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

Итак, после создания коммандиты и во исполнение учредительного договора в части установленного им совокупного размера вкладов (коммандитного капитала) коммандита заключает с каждым вкладчиком договор об участии, который и является основанием для привлечения конкретного вклада. Договор об участии, как и учредительный договор, является каузальным, консенсуальным и взаимным (обязанности коммандиты по предоставлению членства в ней здесь корреспондирует обязанность вкладчика по внесению вклада в ее складочный капитал - п. 1 ст. 85), но в отличие от учредительного договора он не соответствует модели многосторонней сделки (поскольку заключается коммандитой с каждым конкретным вкладчиком), является договором непоименованным и возмездным (на вклад платится дивиденд - ст. 423 ГК РФ), к тому же он не является договором фидуциарным (если, конечно, личность вкладчика не выступит в качестве субъективно существенного условия данного договора).

Выдаваемое вкладчику свидетельство об участии (п. 1 ст. 85) не является ценной бумагой (так как не отнесено к их числу законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке - ст. 143 ГК РФ). Оба договора - первоначальный учредительный и последующий об участии - связаны между собой: первый фиксирует базовые принципы участия в коммандите вкладчиков, второй реализует соответствующие положения учредительного договора применительно к конкретному вкладчику. Так, в силу прямого указания закона именно учредительный договор должен устанавливать порядок получения вкладчиком части прибыли коммандиты и вклада при выходе (подп. 1, 3 п. 2 ст. 85), он также может содержать и другие правила, имеющие прямое отношение к вкладчику (например, предусматривать дополнительные права согласно последнему предложению ст. 85, устанавливать непропорциональный порядок распределения между всеми участниками коммандиты ликвидационной квоты, причем не обязательно в пользу вкладчика - абз. 2 п. 2 ст. 86 ГК РФ).

Поэтому всякий договор об участии должен соответствовать учредительному договору, при этом согласование вкладчиками условий учредительного договора должно происходить не в рамках учредительного договора, к которому вкладчик никакого отношения не имеет, а в рамках договора об участии, стороной которого он является; соответствие этих договоров друг другу, а также адекватное отражение в договоре об участии всех условий учредительного договора, касающихся вкладчика, должна обеспечивать коммандита, которая одновременно выступает в качестве правосубъектного продукта (результата) учредительного договора и стороны договора об участии.

Из связанности между собой двух договоров (учредительного и об участии) возникает практически важный вопрос: вправе ли полные товарищи менять положения учредительного договора в части, касающейся вкладчиков, без учета мнения вкладчиков (и, соответственно, вправе ли вкладчики блокировать такие изменения)? Решение данного вопроса покоится на трех известных положениях закона: а) обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве стороны (для третьих лиц), оно может создавать для третьих лиц только права и только в случаях, предусмотренных законодательством или соглашением сторон (п. 3 ст. 308 ГК РФ); б) односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий по общему правилу не допускается (ст. 310 ГК РФ); в) изменение и расторжение договора возможны по общему правилу по соглашению сторон (п. 1 ст. 450 ГК РФ).

Поэтому: а) полные товарищи могут вносить любые изменения в заключенный ими учредительный договор по взаимному согласию; б) изменения учредительного договора не создают правовых последствий для вкладчиков (которые участвуют в другом договоре - договоре об участии), а также для их правопреемников (которые приобретают долю вкладчика в складочном капитале коммандиты на тех же самых условиях) без отражения соответствующих изменений в договоре об участии; в) приведение договора об участии в соответствие с изменениями учредительного договора может быть по согласованию между коммандитой и вкладчиком (его правопреемником) или (при наличии в договоре об участии соответствующей оговорки) коммандитой в одностороннем порядке; г) изменения учредительного договора рассчитаны на будущих вкладчиков и будут иметь для них правовое значение в рамках будущих договоров об участии, приведенных коммандитой в соответствие с происшедшими изменениями в ее учредительном договоре (документе). Именно поэтому условия разных договоров об участии могут отличаться друг от друга, а значит, в коммандите могут быть разные вкладчики (с неодинаковыми условиями их членства в коммандите).

Несмотря на то что п. 1 ст. 85 закрепляет единственную обязанность вкладчиков, а последнее предложение ст. 85 не говорит о том, что учредительный договор может предусматривать иные обязанности вкладчиков, последние возможны в силу более общего правила абз. 4 п. 2 ст. 67 ГК РФ. К тому же они вытекают из других норм о коммандите. Так, вкладчики должны нести риск убытков, связанных с деятельностью коммандиты, в пределах сумм внесенных ими вкладов (п. 1 ст. 82 ГК РФ), а также ответственность (в частности, перед самой коммандитой - п. 3 ст. 53 с учетом п. 2 ст. 84 ГК РФ, если допустить, что вкладчик вызвал банкротство коммандиты и привлекается к субсидиарной ответственности по ее обязательствам - абз. 2 п. 3 ст. 56 ГК РФ, если в фирму коммандиты включено имя вкладчика, в результате чего он становится полным товарищем, - абз. 2 п. 4 ст. 82 ГК РФ).

2. В п. 2 ст. 85 закреплен перечень из четырех прав вкладчиков, которые можно признать основными; помимо них учредительный договор может предусматривать и иные права вкладчиков (последнее предложение ст. 85). Во-первых, вкладчик вправе получать часть прибыли коммандиты, причитающуюся на его долю в складочном капитале, т.е. во всяком случае пропорционально данной доле (подп. 1 п. 2 ст. 85, ср. с п. 1 ст. 74 и с абз. 2 п. 2 ст. 86 ГК РФ). Во-вторых, вкладчик вправе получать информацию о деятельности коммандиты - знакомиться с ее годовыми отчетами и балансами; это право он может реализовать как в отношении самой коммандиты в лице ее полных товарищей, так и путем обращения в компетентные госорганы (подп. 2 п. 2 ст. 85). В-третьих, вкладчик вправе выйти из коммандиты по окончании финансового года и получить свой вклад в порядке, предусмотренном учредительным договором коммандиты (подп. 3 п. 2 ст. 85). Закон не уточняет, имеется ли в виду возврат вклада в натуре или его денежного эквивалента - это должен решать учредительный договор в рамках порядка возврата вклада. Однако если вкладом были деньги или другие родовые и юридически заменимые вещи, вопрос о характере выплаты вклада не возникает, но вернуть в натуре индивидуально-определенную вещь можно только в том случае, если в складочный капитал коммандиты вкладчик передал не ее, а право пользования ею. Наконец, в-четвертых, вкладчик вправе передать свою долю (ее часть) в складочном капитале другому вкладчику или третьему лицу.

При передаче вкладчиком доли (ее части) посредством ее продажи другие вкладчики (разумеется, при наличии таковых) имеют преимущественное перед третьими лицами право ее покупки; действие данного правила следует распространять на все возмездные сделки (например, мены доли или ее части), а под третьими лицами понимать не только посторонних лиц, не являющихся участниками коммандиты, но также и ее полных товарищей, решивших приобрести долю (ее часть) у вкладчика. Передача вкладчиком всей его доли другому лицу прекращает его участие в коммандите, а передача части доли - сокращает его присутствие в ней (подп. 4 п. 2 ст. 85).

Поскольку подп. 4 п. 2 ст. 85 не предусматривает собственного механизма (условий и порядка) реализации вкладчиками преимущественного права и отсылает к п. 2 ст. 93 ГК РФ, надлежит иметь в виду следующее: а) правила п. 2 ст. 93 ГК также не регулируют эти вопросы по существу и, в свою очередь, отсылают к Закону об обществах с ограниченной ответственностью, поэтому для регулирования данных вопросов (включая порядок и срок осуществления вкладчиками преимущественного права) надлежит обращаться к ст. 21 данного Закона, а также к соответствующим положениям учредительного договора; б) учредительный договор может предусматривать преимущественное право на приобретение доли (ее части) за самой коммандитой в том случае, если данное право не реализовали ее вкладчики. Поскольку основные права вкладчиков сформулированы в п. 2 ст. 85 императивно, они не могут быть изменены или отменены договором (п. 1 ст. 422 ГК РФ), однако могут быть дополнены договором, что, кстати, и подтверждает последнее предложение ст. 85.

Так, договор не может исключить право вкладчика знакомиться с годовыми отчетами и балансами коммандиты, в то же время возможности вкладчика по контролю за коммандитой могут быть значительно расширены (например, вкладчику может быть предоставлена возможность знакомиться не только с годовыми отчетами и балансами коммандиты, но и с текущими результатами ее деятельности, при этом его контрольные возможности вполне могут стать сопоставимы с аналогичными возможностями полных товарищей); впрочем, пределы расширения контрольных прав вкладчиков ограничивает сам закон, запрещая вкладчикам оспаривать действия полных товарищей по управлению и ведению дел коммандиты (п. 2 ст. 84 ГК РФ). Помимо основных прав вкладчиков, предусмотренных п. 2 ст. 85, а также дополнительных, которые могут устанавливаться учредительным договором, вкладчики имеют и иные права, закрепленные ГК (например, право представлять коммандиту по доверенности - п. 2 ст. 84 ГК РФ, право оспаривать действия полных товарищей по вопросам, не связанным с управлением и ведением дел коммандиты, - п. 2 ст. 84 ГК РФ, права в связи с ликвидацией коммандиты - п. 2 ст. 86 ГК РФ).

3. Итак, вкладчик в коммандите - одновременно вкладчик свободных средств (инвестор) и участник коммандиты. Именно поэтому он отличается и от участвующего в коммандите полного товарища, и от обычного кредитора (заимодавца коммандиты). Во-первых, вкладчик и полный товарищ вносят свои вклады в складочный капитал коммандиты, будучи участниками коммандиты, они имеют право на дивиденд, который выплачивается в порядке, предусмотренном учредительным договором (подп. 1 п. 2 ст. 85), а поскольку это право зависит от прибыльности деятельности коммандиты, величина дивиденда не может быть известной заранее и фиксированной. Напротив, имущество обычного кредитора, переданное коммандите, не направляется в ее складочный капитал, при этом сам кредитор имеет право на процент от его использования, величина которого изначально известна и не зависит от успешности дел должника (коммандиты).

Во-вторых, вкладчик вправе выйти из коммандиты по окончании финансового года и получить свой вклад в порядке, предусмотренном учредительным договором коммандиты (подп. 3 п. 2 ст. 85); напротив, полный товарищ вправе выйти из товарищества в любой момент, заявив об этом не менее чем за 6 месяцев до фактического выхода (правда, досрочный отказ от участия в срочной коммандите возможен только по уважительной причине (ст. 77 в связи с п. 2 ст. 82 ГК РФ)), и получить при этом не вклад, а пропорциональную вкладу долю во всем имуществе коммандиты, если иное не предусмотрено учредительным договором (абз. 1 п. 1 ст. 78 в связи с п. 2 ст. 82 ГК РФ).

Кроме того, вкладчики и полные товарищи имеют право на отчуждение своей доли (ее части) в складочном капитале коммандиты с той разницей, что совершение такой сделки вкладчиком с третьим лицом сопряжено с необходимостью соблюдения преимущественного права других вкладчиков (подп. 4 п. 2 ст. 85), тогда как ее совершение полным товарищем - только с необходимостью ее санкционирования другими полными товарищами, которые при этом по закону не имеют права преимущественного приобретения отчуждаемой доли или ее части (ст. 79 в связи с п. 2 ст. 82 ГК РФ).

Наконец, кредиторы вкладчика могут обратить взыскание на его долю в складочном капитале коммандиты, тогда как кредиторы полного товарища не могут обратить взыскание на саму долю: они вправе потребовать от коммандиты выдела части имущества коммандиты, соответствующей доле должника в складочном капитале, с целью обращения взыскания на это имущество (ст. 80 в связи с п. 2 ст. 82 ГК РФ). Понятно, что все сказанное не касается и не может касаться обычных кредиторов, которые в отношении должника имеют только право на возврат имущества согласно условиям соответствующего договора. Наконец, в-третьих, различия между вкладчиками, полными товарищами и кредиторами коммандиты очевидны и в рамках п. 2 ст. 86 ГК РФ.