Вы здесь

Комментарий к статье 4 Гражданского кодекса РФ

Статья 4. Действие гражданского законодательства во времени

Комментарий к Ст. 4 ГК РФ:

1. Комментируемая статья связана с предыдущей и определяет особенности действия актов гражданского законодательства (далее - АГЗ) во времени. Название ст. 4 не должно вводить в заблуждение и ограничивать ее применение гражданским законодательством в узком его смысле (п. 1 и абз. 1 п. 2 ст. 3 ГК РФ): для этого не дают повода ни п. 6 ст. 3 ГК (который прямо подчинил действие и применение гражданских норм, содержащихся в указах Президента РФ и постановлениях Правительства РФ, правилам гл. 1 ГК РФ, в том числе и ст. 4), ни содержание самой ст. 4 (в большинстве норм которой говорится об актах гражданского законодательства); наконец, в условиях разделения государственной власти, федерализма и распределения законотворческих полномочий, когда гражданские отношения регулируют не только гражданское законодательство (п. 1, абз. 1 п. 2 ст. 3 ГК РФ), но и иные акты, содержащие нормы гражданского права (п. п. 3 - 7 ст. 3 ГК РФ), нет никаких логических причин связывать ст. 4 исключительно с подсистемой гражданского законодательства, иначе действие во времени подсистемы иных актов, содержащих нормы гражданского права, должно было бы подчиняться другим правилам, но таковых ГК не содержит. По этим же причинам упоминание в абз. 2 п. 1 ст. 4 (и в п. 2 ст. 422 ГК РФ, к которой отсылает второе предложение п. 2 ст. 4) о действии закона и о случаях, прямо предусмотренных законом, не должно ограничивать данные правила только законами (актами высшей юридической силы). Правило абз. 2 п. 1 ст. 4 связано с предыдущим (абз. 1), является его продолжением и подлежит распространительному толкованию (то же касается и п. 2 ст. 422 ГК РФ), а настоящая их редакция обязана устойчивому выражению "обратная сила закона" в отрицательном ее смысле (лат. lex prospicit non respicit - буквально "закон смотрит вперед, а не назад"; lex retro non agit - "закон обратной силы не имеет").

Правила об отсутствии у закона обратной силы закрепляет Конституция: не имеют обратной силы законы, устанавливающие или отягчающие ответственность; никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением, если же после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон (ст. 54); не имеют обратной силы законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков (ст. 57). Императивность этих правил исключает возможность каких-либо изъятий, а их закрепление в Конституции, имеющей верховенство на всей территории РФ и высшую юридическую силу (п. 2 ст. 4, п. 1 ст. 15 Конституции), и вовсе позволяет говорить о их "сверхсиле". В то же время ст. 54 Конституции РФ касается всякой ответственности и правонарушений (включая гражданскую ответственность и гражданские правонарушения); напротив, ст. 57 Конституции напрямую с гражданским правом и регулируемыми им отношениями не связана. Согласно ст. 4 ГК АГЗ также обратной силы не имеют, а значит, не применяются к отношениям, возникшим до введения их в действие; они применяются только к тем отношениям, которые возникли после введения их в действие (абз. 1 п. 1), а также к возникшим после введения их в действие правам и обязанностям, даже если само отношение возникло до этого момента (первое предложение п. 2). Однако в отличие от ст. ст. 54, 57 Конституции ст. 4 допускает обратную силу АГЗ (абз. 2 п. 1, а также второе предложение п. 2, отсылающее к ст. 422 ГК РФ), причем такое допущение надлежит распространять и на те случаи, когда по непонятным причинам оно формально исключено специальным законодательством (например, ч. 3 ст. 7 Закона о ЦБ РФ).

2. Вопрос об обратной силе АГЗ связан с введением их в действие и началом их действия и принципиален для нормативных актов, но не для обычаев делового оборота (ст. 5 ГК РФ), у которых часто нет определенных ни временных, ни пространственных границ и которые могут быть "вечными" и "интернациональными". Статья 4 не регулирует вопросы опубликования и вступления в силу АГЗ: для этого есть специальные источники, к тому же АГЗ лишены в этом смысле какой-либо особенности, а потому дублировать в ГК правила специальных источников смысла нет.

Порядок опубликования и вступления в силу федеральных законов определяет ФЗ от 14 июня 1994 г. N 5-ФЗ "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания" (СЗ РФ. 1994. N 8. Ст. 801). Порядок опубликования и вступления в силу актов Президента РФ, Правительства РФ и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти - Указ Президента РФ от 23 мая 1996 г. "О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента РФ, Правительства РФ и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти" (СЗ РФ. 1996. N 22. Ст. 2663).

На территории РФ применяются только те федеральные законы, которые официально опубликованы. Датой принятия федерального конституционного закона считается день, когда он одобрен палатами Федерального Собрания в порядке, установленном Конституцией, датой принятия федерального закона - день принятия его Государственной Думой в окончательной редакции. Все федеральные законы подлежат официальному опубликованию в течение 7 дней после дня их подписания Президентом РФ. Международные договоры, ратифицированные Федеральным Собранием, публикуются одновременно с федеральными законами об их ратификации. Официальным опубликованием федерального закона считается первая публикация его полного текста в официальных периодических печатных изданиях ("Парламентская газета", "Российская газета", "Собрание законодательства РФ"). Все федеральные законы вступают в силу одновременно на всей территории РФ по истечении 10 дней после дня их официального опубликования, если самим законом или иным - специальным - актом (так называемым вводным законом) не установлен другой порядок вступления его в силу (ст. ст. 1 - 6 Закона "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания"). Разные положения федеральных законов могут начинать действовать в разное время. Сходные правила есть в упомянутом Указе Президента РФ для опубликования и вступления в силу подзаконных актов.

Подготовка и введение в действие некоторых нормативных актов могут подчиняться специальным правилам. Так, Банк России самостоятельно устанавливает правила подготовки своих нормативных актов, они вступают в силу по истечении 10 дней после дня их официального опубликования в официальном издании Банка России - "Вестнике Банка России", кроме случаев, установленных советом директоров (ч. ч. 2, 3 ст. 7 Закона о ЦБ; см. также Положение о порядке подготовки и вступления в силу нормативных актов Банка России, утв. Приказом ЦБ от 15 сентября 1997 г. (Экономика и жизнь. 1997. N 42)).

Законы и подзаконные акты прекращают действовать с момента, указанного в них (если их действие рассчитано на определенный период или вплоть до наступления определенного обстоятельства) или в другом (отменяющем их) акте. Их отмена может быть полной или поэтапной. Отмена закона или отдельных его положений возможна также на основании решения Конституционного Суда РФ, в случае если он признает их неконституционными (п. п. 4, 6 ст. 125 Конституции). Известны также случаи фактической утраты силы нормативным актом, когда новый акт принят, а старый формально не отменен. В условиях такого дуализма для выяснения вопроса о подлежащей применению норме необходим совокупный анализ норм того и другого акта с привлечением разных способов взаимного их толкования (исторического, систематического, логического), при этом окончательный вывод предрешают такие известные общеправовые принципы, как lex posterior derogat legi priori ("последующий закон отменяет предыдущий"), lex specialis derogat lex generalis ("специальный закон отменяет действие общего закона").

3. Комментируемая статья содержит три взаимосвязанных правила. Во-первых, если отношение возникло и прекратилось до введения в действие нового АГЗ, оно при необходимости регулируется прежним АГЗ, новый АГЗ к нему не применим (абз. 1 п. 1), если только ему или отдельным его нормам не придана обратная сила (абз. 2 п. 1).

Во-вторых, если отношение возникло до введения в действие нового АГЗ, но права и обязанности из этого отношения возникли после введения в действие нового АГЗ, применяется не прежний, а новый АГЗ (первое предложение п. 2), если же одни права и обязанности возникли до, а другие - после введения его в действие, первые (возникшие до) регулируются прежним АГЗ, а вторые (возникшие после) - новым АГЗ (абз. 1 п. 1, первое предложение п. 2), при этом к первым (возникшим до) новый АГЗ не применим, если только ему или отдельным его нормам не придана обратная сила (абз. 2 п. 1). Данные правила при введении в действие конкретного нормативного акта нередко воспроизводятся всякий раз, как, например, это было при введении в действие самого ГК (см. ст. 5 во всех четырех Вводных законах). Поскольку правила п. 1 и первого предложения п. 2 ст. 4 не связаны с какими-либо определенными гражданскими отношениями, последние могут быть любыми (п. п. 1 и 2 ст. 2 ГК РФ), однако, во-первых, регулирование посредством обратной силы вопросов, связанных с гражданскими правонарушениями и привлечением к гражданской ответственности, сопряжено с требованиями ст. 54 Конституции и ограничено ими; во-вторых, первое предложение п. 2 ст. 4 имеет в виду всякие длящиеся отношения, начавшиеся до введения в действие АГЗ и не прекратившиеся после введения его в действие, кроме отношений договорных, которым особо посвящено второе предложение п. 2 ст. 4, отсылающее к ст. 422 ГК и формулирующее последнее - третье - правило.

В-третьих, если после заключения договора принят АГЗ, устанавливающий обязательные для сторон правила, иные, чем те, которые действовали при заключении договора (такое возможно в договорах, моменты совершения и исполнения которых отличаются друг от друга, в условных и в срочных договорах), условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в АГЗ установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров (п. 2 ст. 422 ГК РФ).

Поскольку во втором предложении п. 2 ст. 4 и в п. 2 ст. 422 ГК сказано о заключенном договоре, должны быть соблюдены необходимые для его заключения требования гл. 28 ГК РФ. Если же они не соблюдены и договор не заключен (например, стороны не согласовали всех существенных его условий или не передали имущество, необходимое для заключения реального договора), второе предложение п. 2 ст. 4 и п. 2 ст. 422 ГК неприменимы. Обязательные правила нового АГЗ (п. 2 ст. 422 ГК РФ) по общему правилу не влияют на ранее заключенные договоры, включая те права и обязанности сторон, которые возникли после введения его в действие.

Это принципиально изменяет первое предложение п. 2 ст. 4, согласно которому в условиях длящихся отношений, когда момент возникновения самого отношения и момент возникновения вытекающих из него прав и обязанностей не совпадают и разделены введенным в действие АГЗ, решающим в процессе правового регулирования является не первый, а второй момент. Оригинальность второго предложения п. 2 ст. 4 состоит в том, что условия ранее заключенного договора сохраняют силу и продолжают действовать, даже несмотря на принятие АГЗ с новыми обязательными правилами; в свою очередь, правила прежнего АГЗ (хотя бы и фактически отмененного новым) в этом смысле переживают обязательные правила нового АГЗ. Это способствует устойчивости раз возникших договорных отношений, придает стабильность длящимся договорным отношениям, соответствует провозглашенному принципу свободы договора (хотя бы и не соответствующего в изменившихся условиях новым обязательным требованиям). И только в исключительных случаях - если особо оговорена обратная сила нового АГЗ или отдельных его обязательных норм - последние соответствующим образом влияют на ранее заключенные договоры.

Обязательными правилами нового АГЗ являются прежде всего его императивные нормы (п. 1 ст. 422 ГК РФ). Иное дело - диспозитивные нормы, которые применяются, если соглашением сторон не установлено иное (поскольку стороны своим соглашением не исключили эти правила и не установили условие, отличное от предусмотренного в них, - абз. 2 п. 4 ст. 421 ГК РФ). Поэтому, если стороны своим соглашением исключили или изменили диспозитивную норму, обязательным для них является уже не диспозитивная норма, а соответствующее условие договора; напротив, при отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой (абз. 2 п. 4 ст. 421 ГК РФ), являющейся для сторон обязательной. Отсюда под обязательными в п. 2 ст. 422 ГК следует понимать как императивные, так и диспозитивные нормы с той лишь разницей, что первые обязательны всегда и при наличии соответствующей оговорки имеют обратную силу, тогда как вторые обязательны условно и при наличии соответствующей оговорки могут иметь обратную силу (при условии, если они не исключены или не изменены соглашением сторон). Если вдруг в прежнем АГЗ норма была диспозитивной, а в новом АГЗ стала императивной, она из условно обязательной превратилась в безусловно обязательную и согласно п. 2 ст. 422 ГК при наличии соответствующей оговорки имеет обратную силу. Если же вдруг в прежнем АГЗ норма была императивной, а в новом АГЗ стала диспозитивной, она из безусловно обязательной превратилась в условно обязательную, а значит, согласно п. 2 ст. 422 ГК при наличии соответствующей оговорки может иметь обратную силу.

Итак, обязательность в п. 2 ст. 422 ГК должна пониматься распространительно, ее не следует связывать с обязательностью только императивных норм (п. 1 ст. 422 ГК РФ). Если после принятия нового АГЗ стороны изменяют ранее заключенный договор, изменения могут основываться на правилах прежнего (или по желанию сторон - нового) АГЗ, но если новый АГЗ или отдельные его нормы действуют с обратной силой, изменение сторонами ранее заключенного договора должно соответствовать тем новым правилам, которые являются для сторон обязательными.

4. Момент возникновения отношения для решения вопроса о применимости к нему (п. 1 ст. 4) или к возникшим из него правам и обязанностям (п. 2 ст. 4) нового АГЗ связывается с тем моментом, когда данное отношение вовлечено в орбиту гражданско-правового регулирования. Отношение может быть первоначально фактическим с последующей его трансформацией в правовое или с самого начала правовым (правоотношением), а значит, изначально покоиться на полноценном правовом основании - юридическом факте или полностью накопленном фактическом составе (например, на совершенной сделке или заключенном договоре, в том числе прошедшем в необходимых случаях государственную регистрацию).

Так, фактическое (незаконное) давностное владение чужим имуществом впервые было упомянуто в п. 3 ст. 7 Закона РСФСР "О собственности в РСФСР", вступившего в силу 1 января 1991 г. (Ведомости РФ. 1990. N 30. Ст. 416), тогда же приобретательную давность закрепили и Основы гражданского законодательства СССР 1991 г., применявшиеся на территории РФ с 3 августа 1992 г., причем закрепивший ее п. 3 ст. 50 согласно п. 8 Постановления Верховного Совета СССР "О введении в действие Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик" получил обратную силу (Ведомости СССР. 1991. N 26. Ст. 733, 734). С обратной силой применяется и ст. 234 ГК: ст. 11 Вводного закона к части первой ГК распространила ее действие на случаи, когда владение имуществом началось до 1 января 1995 г. (т.е. до введения в действие большинства норм части первой ГК РФ) и продолжалось в момент введения в действие части первой ГК РФ. Поскольку приобретательная давность была признана на территории РФ только с 1 января 1991 г. и впервые установивший ее закон обратной силы не имел, обратная сила ст. 234 ГК ограничена 1 января 1991 г. (и только если согласно п. 4 ст. 234 ГК к этому моменту истекли сроки исковой давности по соответствующим требованиям), а значит, более раннее владение давностным считать нельзя.

В другом случае п. п. 2 - 4, 6 ст. 6 и ст. 9 Вводного закона к части первой ГК распространили правила гл. 4 ГК на коммерческие организации, созданные до официального опубликования части первой ГК (с одновременным требованием приведения их учредительных документов в соответствие с ГК РФ), а правила ст. ст. 162, 165 - 180 ГК - на всякие сделки независимо от времени их совершения, требования о признании недействительными и последствия недействительности которых рассматриваются после введения в действие части первой ГК (т.е. после 1 января 1995 г.).

В свою очередь, ст. ст. 11 и 12 Вводного закона к части второй ГК распространили действие п. п. 2 и 3 ст. 835 ГК на договорные отношения по привлечению денежных средств во вклады, которые возникли до введения в действие части второй ГК (т.е. до 1 марта 1996 г.) и сохранялись в момент введения ее в действие, а действие ст. ст. 1069 и 1070, 1085 - 1094 ГК - на деликтные обязательства, когда причинение вреда имело место до 1 марта 1996 г., но не ранее 1 марта 1993 г., при этом вред остался невозмещенным. Отсюда механизм обратной силы АГЗ применим и к фактическим отношениям, и к правоотношениям (включая регулирование вопросов деятельности юридических лиц, сделок, договоров, правонарушений), его применение может быть связано с теми или иными ограничениями и условиями.

5. Обратная сила может использоваться в тех случаях, когда отношение, возникшее до введения в действие АГЗ, прежде не регулировалось вообще, а также когда в прежнем АГЗ оно регулировалось иначе, чем в новом. Во всяком случае, обратная сила согласно абз. 2 п. 1 ст. 4 (а также п. 2 ст. 422 ГК РФ, к которому отсылает второе предложение п. 2 ст. 4) должна следовать из АГЗ прямо, т.е. АГЗ должен содержать в отношении ее конкретное указание; напротив, вывод об обратной силе АГЗ не может быть результатом распространительного толкования или использования других подобных приемов для уяснения смысла АГЗ в сомнительных или недостаточно четко определенных случаях. Однако, если отношение возникло до введения в действие АГЗ и до этого момента никак не регулировалось вообще, а АГЗ урегулировал такие отношения, но не получил обратную силу прямо (как того требует абз. 2 п. 1 ст. 4), при регулировании такого - более раннего - отношения нельзя исключать взаимосвязь между механизмами обратной силы и аналогии, учитывая назначение и резервы ст. 6 ГК - регулировать отношения в тех наиболее крайних ситуациях, когда обращение к другим (нормативным и индивидуальным) регуляторам невозможно.