Вы здесь

Комментарий к статье 1250 Гражданского кодекса РФ

Статья 1250. Защита интеллектуальных прав

Комментарий к Ст. 1250 ГК РФ:

1. Статьи 1250 - 1254 ГК РФ, как это видно из их содержания, относятся к случаям бездоговорного нарушения интеллектуальных прав.

Нарушение интеллектуальных прав, имеющее место при отсутствии договора между обладателем права и нарушителем, представляет собой гражданско-правовой деликт, к которому применяются общие положения, содержащиеся в гл. 59 ГК РФ, разумеется, если иное не предусмотрено правилами разд. VII ГК РФ и не вытекает из содержания или характера нарушенного права.

Защита интеллектуальных прав в рамках заключенного договора регулируется гл. 25 ГК РФ, разумеется, если иное не установлено правилами, содержащимися в разд. VII ГК РФ (см. п. 2 ст. 1233 ГК РФ и комментарий к нему).

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (495) 899-03-81 (Москва и МО)
8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

2. Пункт 1 комментируемой статьи содержит общие указания о способах защиты интеллектуальных прав.

В нем устанавливается, что интеллектуальные права защищаются способами, "предусмотренными настоящим Кодексом". К числу этих способов относятся прежде всего те, которые прямо указаны в ст. 1251 и 1252 ГК РФ. Следует также учитывать, что некоторые иные способы защиты интеллектуальных прав, а также уточнения (детализация) способов защиты содержатся и в других статьях разд. VII (см., в частности, ст. 1515 ГК РФ).

Разумеется, интеллектуальные права, поскольку они являются гражданскими правами, защищаются также и теми способами, которые указаны в ст. 12 ГК РФ.

3. Из содержащейся в п. 1 комментируемой статьи нормы о том, что интеллектуальные права защищаются способами, "предусмотренными настоящим Кодексом", может быть сделан вывод о том, что иные законы не могут предусмотреть иных (дополнительных, особых) способов защиты интеллектуальных прав.

Между тем ст. 12 ГК РФ предусматривает, что гражданские права могут защищаться и "иными способами, предусмотренными законом".

Вероятно, в данном случае норму п. 1 комментируемой статьи следует толковать расширительно, следует считать, что интеллектуальные права также могут защищаться иными способами, предусмотренными законом.

4. В пункте 1 данной статьи указывается на то, что способы защиты выбираются и применяются "с учетом существа нарушенного права и последствий нарушения этого права".

Это очень полезное указание. Разумеется, оно применимо к защите любого гражданского права: в этом отношении интеллектуальные права никакой специфики не имеют.

Кроме того, это указание нельзя понимать как ограничивающее свободу осуществления гражданских прав (п. 1 ст. 9 ГК РФ).

5. Норма, содержащаяся в п. 2 комментируемой статьи, устанавливает не то, когда могут применяться способы защиты интеллектуальных прав, а то, кто может заявлять требования об их защите.

В принципе ответ на этот вопрос ясен: такое требование может заявить обладатель интеллектуального права или иное заинтересованное лицо.

О праве организаций по управлению правами на коллективной основе на осуществление действий по защите прав см. п. 5 ст. 1242 ГК РФ и комментарий к нему.

О праве лицензиата на защиту своих прав см. ст. 1254 ГК РФ и комментарий к ней.

О понятии "способы защиты, предусмотренные настоящим Кодексом", см. п. 3 комментария к данной статье.

6. Пункт 3 комментируемой статьи посвящен рассмотрению вопросов вины при нарушении интеллектуальных прав.

Первая фраза этого пункта начинается с нормы, которая устанавливает, что "отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуального права".

Это очень важная норма, которая имеет, несомненно, общегражданское значение; никакой специфики для сферы интеллектуальных прав в ней не содержится.

Вместе с тем эта норма самоочевидна: когда нарушитель узнал о совершаемом им нарушении прав, он уже не является невиновным. Например, в абз. 1 ст. 303 ГК РФ указывается, что добросовестный владелец чужого имущества становится недобросовестным "со времени, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности владения или получил повестку по иску собственника о возврате имущества".

7. Вторая часть первой фразы п. 3 комментируемой статьи устанавливает, что отсутствие вины нарушителя "не исключает применение в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав", т.е. нарушенных интеллектуальных прав.

Само построение этой нормы необычно: что означает выражение "не исключает"? Строго формальное толкование этого выражения приводит к выводу о том, что здесь установлено дискреционное право суда, т.е. право применять эту норму по усмотрению суда.

Однако наилучшее толкование этой нормы состоит в следующем: ею устанавливается, что меры, направленные на защиту нарушенных интеллектуальных прав, должны применяться независимо от вины правонарушителя.

Выражение "меры защиты" часто применяется как синоним "способы защиты".

Если считать, что в данном случае законодатель указал на то, что гражданско-правовая ответственность за нарушение интеллектуальных прав возникает независимо от вины и что к нарушителю могут быть применены любые способы защиты прав, указанные в ст. 12, 1250 - 1254 ГК РФ, то это приведет к коренным изменениям во всей системе ответственности в сфере интеллектуальной собственности.

Например, известно, что заявленное изобретение в течение полутора лет после подачи заявки остается неизвестным третьим лицам. Поэтому любое третье лицо, действующее добросовестно, вправе использовать данное (или тождественное ему) изобретение в этот период времени.

После получения патента заявителем указанное третье лицо обязано прекратить использование, но никакие убытки в связи с этим использованием с него взысканы быть не могут из-за отсутствия его вины. Новое же законодательство позволяет (при таком толковании) требовать возмещения убытков.

Аналогичные выводы следовало бы сделать и применительно ко многим другим объектам промышленной собственности, в частности к товарным знакам.

Генеральный принцип - гражданско-правовая ответственность возникает лишь при наличии вины - зафиксированный в ст. 1064 ГК РФ, имеет огромное практическое значение также в сфере авторского права и смежных прав.

В связи с этим следует считать, что выражение "меры защиты" в данном случае означает не все, а лишь некоторые способы защиты, прямо указанные в п. 3 комментируемой статьи.

Что касается употребленного здесь выражения "в частности", надо полагать, что оно относится к тем мерам (способам) защиты, в отношении которых имеются прямые указания о том, что они могут применяться к невиновным нарушителям.

8. Во второй фразе п. 3 определены две меры защиты, которые могут применяться к нарушителю права, даже при отсутствии его вины. Во-первых, это публикация решения суда о допущенном правонарушении (подп. 5 п. 1 ст. 1252 ГК РФ). Во-вторых, это пресечение действий, нарушающих исключительное право или создающих угрозу нарушения такого права (подп. 2 п. 1 ст. 1252 ГК РФ). Обе эти меры, по сути, не являются мерами ответственности, а потому возможность их применения к невиновному нарушителю сомнений не вызывает (см. также п. 6 комментария к данной статье. О значении слов "в частности" см. п. 7 комментария к данной статье).

9. Оценивая п. 3 комментируемой статьи в целом, нельзя не отметить крайней небрежности формы выражения изложенных здесь норм. Невозможно объяснить, почему обязанность прекращения правонарушения и аналогичная мера - пресечение действий, нарушающих право, указаны и в первой, и во второй фразах.

Почему во второй фразе в одном случае имеется отсылка к подп. 5 п. 1 ст. 1252 ГК РФ, а отсылки к подп. 2 того же пункта нет? Наконец, почему в первой фразе говорится об "интеллектуальных правах", а во второй фразе - об "исключительных правах", т.е. о более узкой категории прав? Все эти небрежности формы позволяют предположить наличие небрежностей в существе содержащихся здесь норм.