Вы здесь

Статья 1244. Государственная аккредитация организаций по управлению правами на коллективной основе

СТ 1244 ГК РФ

1. Организация по управлению правами на коллективной основе может получить государственную аккредитацию на осуществление деятельности в следующих сферах коллективного управления:

1) управление исключительными правами на обнародованные музыкальные произведения (с текстом или без текста) и отрывки музыкально-драматических произведений в отношении их публичного исполнения, сообщения в эфир или по кабелю, в том числе путем ретрансляции (подпункты 6 - 8.1 пункта 2 статьи 1270);

2) осуществление прав авторов музыкальных произведений (с текстом или без текста), использованных в аудиовизуальном произведении, на получение вознаграждения за публичное исполнение либо сообщение в эфир или по кабелю, в том числе путем ретрансляции, такого аудиовизуального произведения (пункт 3 статьи 1263);

3) управление правом следования в отношении произведения изобразительного искусства, а также авторских рукописей (автографов) литературных и музыкальных произведений (статья 1293);

4) осуществление прав авторов, исполнителей, изготовителей фонограмм и аудиовизуальных произведений на получение вознаграждения за воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях (статья 1245);

5) осуществление прав исполнителей на получение вознаграждения за публичное исполнение, а также за сообщение в эфир или по кабелю фонограмм, опубликованных в коммерческих целях (статья 1326);

6) осуществление прав изготовителей фонограмм на получение вознаграждения за публичное исполнение, а также за сообщение в эфир или по кабелю фонограмм, опубликованных в коммерческих целях (статья 1326).

Государственная аккредитация осуществляется на основе принципов открытости процедуры и учета мнения заинтересованных лиц, включая правообладателей, в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

2. Государственная аккредитация на осуществление деятельности в каждой из сфер коллективного управления, указанных в пункте 1 настоящей статьи, может быть получена только одной организацией по управлению правами на коллективной основе.

Организация по управлению правами на коллективной основе может получить государственную аккредитацию на осуществление деятельности в одной, двух и более сферах коллективного управления, указанных в пункте 1 настоящей статьи.

По отношению к деятельности аккредитованной организации не применяются ограничения, предусмотренные антимонопольным законодательством.

3. Организация по управлению правами на коллективной основе, получившая государственную аккредитацию (аккредитованная организация), вправе наряду с управлением правами тех правообладателей, с которыми она заключила договоры в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 1242 настоящего Кодекса, осуществлять управление правами и сбор вознаграждения для тех правообладателей, с которыми у нее такие договоры не заключены.

Наличие аккредитованной организации не препятствует созданию других организаций по управлению правами на коллективной основе, в том числе в сферах коллективного управления, указанных в пункте 1 настоящей статьи. Такие организации вправе заключать договоры с пользователями только в интересах правообладателей, предоставивших им полномочия по управлению правами в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 1242 настоящего Кодекса.

4. Правообладатель, не заключивший с аккредитованной организацией договора о передаче полномочий по управлению правами (пункт 3 настоящей статьи), вправе в любой момент полностью или частично отказаться от управления этой организацией его правами. Правообладатель должен письменно уведомить о своем решении аккредитованную организацию. В случае, если правообладатель намеревается отказаться от управления аккредитованной организацией только частью авторских или смежных прав и (или) объектов этих прав, он должен представить ей перечень таких исключаемых прав и (или) объектов.

По истечении трех месяцев со дня получения от правообладателя соответствующего уведомления аккредитованная организация обязана исключить указанные им права и (или) объекты из договоров со всеми пользователями и разместить информацию об этом в общедоступной информационной системе. Аккредитованная организация обязана уплатить правообладателю причитающееся ему вознаграждение, полученное от пользователей в соответствии с ранее заключенными договорами, и представить отчет в соответствии с абзацем четвертым пункта 4 статьи 1243 настоящего Кодекса.

5. Аккредитованная организация обязана принимать разумные и достаточные меры по установлению правообладателей, имеющих право на получение вознаграждения в соответствии с заключенными этой организацией лицензионными договорами и договорами о выплате вознаграждения. Если иное не установлено законом, аккредитованная организация не вправе отказать в приеме в члены этой организации правообладателю, имеющему право на получение вознаграждения в соответствии с заключенными этой организацией лицензионными договорами и договорами о выплате вознаграждения.

6. Аккредитованные организации осуществляют свою деятельность под контролем уполномоченного федерального органа исполнительной власти.

Аккредитованная организация обязана ежегодно представлять в уполномоченный федеральный орган исполнительной власти отчет о своей деятельности, а также публиковать его в общероссийском средстве массовой информации. Форма отчета устанавливается уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

7. Типовой устав аккредитованной организации утверждается в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Комментарий к Ст. 1244 Гражданского кодекса РФ

1. В целях установления государственного контроля над функционированием организаций, уставной деятельностью которых является управление исключительными правами на коллективной основе, разработчики Кодекса предусмотрели нормы о государственной аккредитации таких организаций.

В соответствии с п. 1 комментируемой статьи организация по управлению правами на коллективной основе может получить государственную аккредитацию на осуществление деятельности в сферах коллективного управления, предусмотренных данным пунктом статьи. Всего установлено шесть таких сфер.

Из правовой конструкции данной нормы следует, что получение государственной аккредитации - не обязанность, а право организации по коллективному управлению, о чем также свидетельствует норма, установленная в абз. 2 п. 3 ст. 1244.

2. Установление порядка проведения государственной аккредитации отнесено Кодексом к компетенции Правительства России.

Вместе с тем указывается, что государственная аккредитация должна осуществляться на основе принципов открытости процедуры и учета мнения заинтересованных лиц, включая правообладателей. Каким образом заинтересованные лица будут выражать свое мнение, видимо, также будет определено в постановлении Правительства России.

3. Пункт 2 говорит о том, что на осуществление деятельности в каждой из шести сфер управления правами на коллективной основе, которые перечислены в п. 1 комментируемой статьи, получить государственную аккредитацию может только одна организация по управлению правами, что, следовательно, исключает возможность других организаций быть аккредитованными в уже "занятых" сферах.

При этом статья не накладывает ограничения на организации по коллективному управлению, аккредитованные для занятия деятельностью в одной сфере, по получению государственной аккредитации в другой сфере коллективного управления. Наоборот, законодатель прямо указывает, что одна организация может получить аккредитацию на осуществление своей профессиональной деятельности в нескольких сферах коллективного управления.

Кроме того, из используемого законодателем в комментируемой статье выражения "одной, двух или более" можно сделать следующий вывод: Кодекс допускает возможность функционирования одной организации, аккредитованной во всех предусмотренных Кодексом сферах управления правами на коллективной основе.

4. Аналогично ЗоАП, Кодекс указывает на неприменимость ограничений, установленных антимонопольным законодательством, к деятельности организаций по управлению правами на коллективной основе, однако, в отличие от ЗоАП, только тех, которые прошли государственную аккредитацию.

5. Пункт 3 предусматривает возможность аккредитованных организаций осуществлять управление имущественными правами не только своих непосредственных членов (правообладателей, уполномочивших организацию на управление их правами в соответствии с п. 3 ст. 1242 Кодекса), но и правообладателей, с которыми у нее договоры о передаче прав в управление правами на коллективной основе не заключены.

Из абзаца 2 п. 3 следует, что наличие аккредитованной организации не препятствует созданию других организаций, в том числе предназначенных для управления правами в сферах, где предусмотрена государственная аккредитация. Однако такие неаккредитованные организации вправе заключать лицензионные договоры с пользователями только в интересах правообладателей, предоставивших этой организации полномочия на управление правами в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 1242 Кодекса, т.е. заключивших с такой организацией прямой договор о передаче полномочий на управление правами. Следовательно, выдавать бланкетную лицензию указанные организации не вправе.

Следует особо отметить, что законодатель предусматривает возможность создания организаций по коллективному управлению правами и в иных сферах, для которых государственная аккредитация не предусмотрена. Нормы ст. ст. 1242 - 1244 ГК РФ не предусматривают прямого запрета организациям, созданным для управления правами на коллективной основе в таких сферах, предоставлять пользователям бланкетную лицензию. Однако из системного толкования норм, содержащихся в указанных статьях, следует, что логика законодателя очевидна - наделить правом выдачи бланкетной лицензии только организации, аккредитованные в указанных выше шести сферах коллективного управления.

Научно-технический прогресс рождает как новые формы произведений и иных объектов интеллектуальной деятельности, так и способы их использования, предвидеть которые невозможно. В связи с этим, если предположить, что бланкетную лицензию могут выдавать только аккредитованные организации, безусловным пробелом новелл гражданского законодательства можно считать установление закрытого перечня сфер коллективного управления правами, в отношении которых может быть получена государственная аккредитация, особенно на уровне кодифицированного закона.

Вместе с тем использование объектов авторского права и смежных прав (в частности, фонограмм и записанных на них исполнений), например, в сети Интернет по своей юридической сути идентично использованию указанных объектов на радио и телевидении, т.е. в сферах, где осуществление прав в индивидуальном порядке затруднительно для авторов, исполнителей и иных правообладателей, а для пользователей, следовательно, согласование условий и заключение договора о таком использовании непосредственно с каждым правообладателем невозможны.

Система коллективного управления до введения в действие комментируемой части Гражданского кодекса уже была достаточно развита в России и полностью соответствовала заключенным международным договорам и указаниям (рекомендациям) межправительственных организаций, в том числе Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), которые Россия должна учитывать в силу присоединения к Конвенции об учреждении Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС).

Как, в частности, указали эксперты ВОИС в своих рекомендациях относительно вопросов коллективного управления правами, "действие бланкетной лицензии, предоставляемой... организацией по коллективному управлению, должно усиливаться содержащейся в законодательстве презумпцией того, что такая организация имеет право разрешать использование всех произведений... и представлять всех правообладателей..." <1>. Пункт 259 данных рекомендаций гласит, что "система коллективного управления будет подорвана, если организациям по коллективному управлению не будет предоставлено право выдавать бланкетные (всеобъемлющие) лицензии". К этому справедливому замечанию следует добавить, что к подрыву системы коллективного управления также приведет необходимость организаций по управлению правами подтверждать весь свой репертуар и доказывать каждому правообладателю правовые основания своей деятельности <2>.
--------------------------------
<1> Коллективное управление авторским правом и смежными правами. Исследования и рекомендации по созданию и деятельности организаций по коллективному управлению правами. Женева, 1990. Издано на русском языке. М., 1999. С. 100.

<2> Туркин А., Максимова Л. Разрешите не согласиться // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2000. N 1. С. 51.

Норма, о которой говорится в приведенных выше рекомендациях ВОИС, существовала в российском праве - в абз. 2 п. 3 ст. 45 ЗоАП, которая была специальной по отношению к общей норме, установленной ст. 138 ГК РФ, так как определяла для пользователя альтернативу получения разрешения от правообладателя путем обращения непосредственно к правообладателю (если это не затруднительно в силу специфики использования произведений) либо получения лицензии организации по коллективному управлению правами, действующей от имени и в интересах правообладателей - бенефициаров.

В связи с изложенным представляется, что законодатель вряд ли стремился ухудшить правовое положение правообладателей и иных субъектов рассматриваемых отношений по сравнению с действовавшим до введения в действие Кодекса специальным законом - ЗоАП (напомним: ЗоАП предусматривал общее требование о предоставлении бланкетной лицензии ко всем организациям по управлению правами на коллективной основе; при этом такая организация была не вправе отказать пользователю в предоставлении подобной лицензии без веских оснований, на что было особо обращено внимание в п. 5 письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 октября 1993 г. N С-13/ОСЗ-317 "Об авторском праве и смежных правах"), так как это запрещает основной закон государства - Конституция. Однако, поскольку на практике возможны случаи различного толкования данной нормы судами и иными правоприменительными органами, что может пагубно сказаться на устоявшихся рыночных отношениях и затруднить процедуры восстановления (защиты) прав и законных интересов, в первую очередь авторов, артистов-исполнителей и иных правообладателей, представляется, что абз. 2 п. 3 ст. 1244 Кодекса нуждается в корректировке.

6. Пункт 4 комментируемой статьи устанавливает норму, схожую по содержанию с п. 2 ст. 47 ЗоАП об исключении объектов авторского права или смежных прав из коллективного управления и лицензий, выдаваемых управляющей организацией.

В соответствии с ней правообладатель, который не заключал с аккредитованной организацией прямого договора о передаче полномочий на управление правами, в любой момент вправе полностью или частично отказаться от управления этой организацией его правами.

О своем решении правообладатель должен уведомить аккредитованную организацию в письменной форме.

Пункт 4 также гласит, что если правообладатель намерен отказаться от управления аккредитованной организацией только частью своих прав, то он обязан представить данной организации перечень таких исключаемых прав и/или объектов. Однако исключение из коллективного управления всего репертуара данного правообладателя также видится маловероятным без предоставления указанного перечня, так как управляющей организации не может быть известно в том числе о всех созданных и обнародованных им в данный момент объектах интеллектуальной собственности (применительно к автору), а также на использование которых он обладает исключительными правами.

Аккредитованная организация обязана произвести исключение указанных прав и/или объектов по истечении трех месяцев со дня получения от правообладателя уведомления правообладателя, а также выплатить правообладателю вознаграждение, собранное для него с пользователей (за вычетом необходимых расходов), и предоставить ему отчет об использовании объектов его исключительных прав.

7. Пункт 5 обязывает аккредитованные организации принимать по установлению правообладателей, имеющих право на получение вознаграждения в соответствии с заключенными этой организацией лицензионными договорами и договорами о выплате вознаграждения.

Такие меры должны быть разумными (поскольку организация по управлению правами на коллективной основе, будучи некоммерческой, "живет" на средства правообладателей и все юридические действия осуществляет за их счет), но достаточными. Обычно в качестве таковых используются общедоступные информационные ресурсы, такие как сайт управляющей организации в сети Интернет <1>, а также направление письменных обращений в адрес всех крупных правообладателей. Представляется, что по согласованию с правообладателями организация по управлению правами может использовать и другие более затратные средства розыска авторов и иных правообладателей, например размещение объявлений в СМИ.
--------------------------------
<1> См., например: rao.ru/orao/avtorpoisk.htm.

8. Статья предусматривает схожую с ЗоАП норму о невозможности отказа в приеме в члены организации по управлению правами на коллективной основе лица, от чьего имени данная организация собирает вознаграждение с пользователей.

9. Контроль над деятельностью аккредитованных организаций ведет специально уполномоченный федеральный орган исполнительной власти.

В соответствии с п. 6 аккредитованные организации ежегодно отчитываются перед данным федеральным органом о своей деятельности по установленной им форме. Кроме того, организации по управлению правами на коллективной основе обязаны публиковать такой отчет в общероссийском средстве массовой информации.

10. Итак, организация по управлению правами на коллективной основе, в том числе и аккредитованная организация, может быть создана не иначе как в одной из форм некоммерческих организаций (п. 1 ст. 1242 Кодекса). Получить же аккредитацию, как следует из системного анализа норм Кодекса, может одна из уже зарегистрированных в установленном законом порядке организаций "на основе принципов открытости процедуры и учета мнения заинтересованных лиц, включая правообладателей" (п. 1 ст. 1244). Вместе с этим п. 7 ст. 1244 устанавливает, что типовой устав аккредитованной организации утверждается в определяемом Правительством Российской Федерации порядке, что, думается, противоречит как иным перечисленным выше нормам Кодекса, так и Федеральному закону "О некоммерческий организациях".